Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

03.12.2013 13:59 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 140 от 28.11.2013 г.

Визингские "огнярки"

Автор: Олег Безносов
«Кочегар — рабочий, осуществляющий подачу твердого топлива в топку печи, котла (чаще всего — паровоза, судна или котельной) или другого теплового аппарата.

Действительно, изначально труд этот был изнурителен, грязен и тяжёл. Так что профессия эта считалась исключительно мужской. Но по мере модернизации этого вида производства, перехода на новые виды топлива (газ, мазут и лёгкие по весу топливные брикеты), повлёкшие за собой коренные улучшения в условиях труда, в эту сферу стали вторгаться и представительницы слабого пола. И теперь по отрасли ЖКХ России женщин, работающих непосредственно в котельных, достаточно много. Есть они и у нас в районе. И сегодня мы хотим рассказать о тех из них, которые, отдав этому нелёгкому труду не один десяток лет и даже будучи уже на заслуженном отдыхе, продолжают трудиться в котельной №1 райцентра.
Г.Ю. Чугаева родилась и получила школьное образование в Визинге. Некоторое время работала в местном Доме быта. Пока не встретился ей раз по дороге домой один из известных в то время руководителей в сфере ЖКХ района С.М. Слаутин, который и стал «сватать» Галину Юрьевну перейти к ним в котельную. Дескать, только что в ней сделали реконструкцию с модернизацией: она теперь совсем как новая, большая, и работники, что главное, нужны. Тем более, что в ней теперь не тяжело и удобно работать даже женщинам. Уговорил таки. А на дворе в ту пору стоял 1984 год.
Две подруги-землячки В.Ф. Носкова и Е.А. Бессонова родились в с. Лойма Прилузского района, там же окончили 10 классов и поехали вместе на учёбу в ПТУ №29 г. Сыктывкара, чтобы получить профессию оператора котельной. Отчего и почему они, молодые и задорные девушки, выбрали такую, совсем неромантическую, скучную и сугубо рабочую стезю, и сами сегодня затрудняются сказать: ведь не было у них ни примера родителей перед глазами, ни рассказов о каких-то прелестях в избранной профессии со стороны уже умудрённых жизнью и опытом кочегаров.
– Сами вот решили, самостоятельно, — в один голос жизнерадостно утверждают они, — взяли, да и поехали. И поступили. Пройдя курс обучения, который длился год, и получив «корочки» по избранной специальности, девушки по существовавшей тогда системе распределения были направлены на работу в котельную с. Визинга.
– Мы бы, может быть, и хотели попасть на работу в Объячево, — делятся они своими воспоминаниями. — Всё-таки ближе к дому. Но, поскольку раньше, чем там, котельная на мазуте должна была быть запущена в Визинге, то нас и направили в Сысольский район. Но это ведь тоже не так далеко от родного Прилузья. А в глубине души всё же мечтали: отработаем положенный срок и уедем домой. Не получилось: остались здесь на всю жизнь.
По приезде в Визингу девушек на первых порах устроили на житье в гостиницу (она располагалась в том здании, где сейчас находится зубной кабинет и клиническая лаборатория ЦРБ – авт.). Через три месяца им, которым в ту пору не исполнилось ещё даже и 18-ти, и их сослуживицам выделили одну квартиру на шестерых. Своего рода общежитие.
А Светлана Петровна Шулепова родилась в многодетной (6 ребятишек: она — самая старшая) семье в с. Соколове Печорского района Коми АССР. После десятилетки также поступила в ПТУ №29 на оператора ГМК (газо-мазутной котельной), и так же, проучившись год, получила распределение в Визингу. Вообще-то Светлана хотела пойти работать в отрасль связи, для чего сделала попытку поступить на учёбу в ПТУ №6 г. Сыктывкара, но не прошла по конкурсу, и чтобы не потерять год, подала заявление в ПТУ №29. Это спонтанное решение оказалось судьбоносным.
Ну а дата 11 июля 1975 года у всех трёх девчат навеки отложилась в памяти, ведь это день их приезда в Визингу. Вспоминая начало своей профессиональной деятельности, они в первую очередь обращают внимание на то, что пришли в котельную уже после того, как с угля она была переведена на мазут. Это, дескать, явилось и реальным решающим фактором их согласия на работу. «На угольную котельную мы бы работать и не пошли», — объявили они сразу хором.
По их воспоминаниям, стояли в котельной маломощные котлы «Энергия -3». Но, несмотря на это, нареканий на работу коммунальной котельной не поступало: даже этих мощностей хватало с лихвой, поскольку потребителей было считанное количество — Визингская школа, военкомат, садики, больница да несколько двухэтажек в «Черёмушках». А с вводом в 1983 году многоэтажек на Морозовской горке мощностей этих котлов стало не хватать, и было принято решение о реконструкции котельной с установкой более производительных котлов КВГМ.
- Самыми интересными были первые месяцы работы, — так оценивают они начало своей трудовой биографии. – Потому что ни котельная, ни мастер С.М. Слаутин, ни мы сами на котлах с мазутом до этого не работали. У него в этом опыта никакого, а уж у нас и подавно. А что учили? Так ведь теория – это одно, а практика – совершенно другое. Можно даже образно сказать, что мы дневали и ночевали возле этих самых котлов. Также и он: только уйдёт домой, у нас что-то не так пойдёт, опять ему звоним, ночь-полночь — значения не имело. Но, слава Богу, всё получалось быстро исправить, и население сильно на нашу работу не жаловалось. Не было, как сейчас у нас, мазутчика: топливо для котлов мы принимали сами. Сами были и за уборщиц. Летом же белили, красили, готовили котельную к новому сезону. В общем, сложа руки сидеть было некогда, всё в бегах. Сам Сергей Михайлович тоже любил чистоту и порядок: что-где подштукатурить, поправить, всё с нас требовал. Видимо, с тех времён от него у нас эта привычка к порядку на рабочем месте и осталась.
Одно из самых ярких воспоминаний того времени – поездка на стажировку в п. Усогорск. В котельной там работали болгары, которые очень удивлялись, что на учёбу к ним приехали женщины. Ведь у них в то время эта профессия считалась истинно мужской, и называли они себя «огняры». – Значит, мы — «огнярки», — сразу же пошутили мои собеседницы.
Штат котельной, конечно, был тогда маленький: 8 операторов, электрик, слесарь и мастер. Работали операторы по двое по 3 смены в сутки по 8 часов. – Это было неудобно, — заключают они, — трудно, а может, даже и невозможно, надо было привыкнуть к такому графику, режиму — то в день, то вечером, то в ночь. А вот сейчас, когда смена по 12 часов – это всё же лучше. А потом ведь хоть и на мазуте, но это всё же котельная. Это же постоянные шум и гул, ночные смены… Привыкание ко всему этому, конечно, шло не один месяц. А потом семьи пошли, дети – ещё сложностей в жизни прибавилось.
- Вообще, — опять же чуть ли не хором, но на сей раз с нотками обиды в голосе признаются они, — труд нынешних операторов люди почему-то считают самым лёгким из рабочих профессий. Мол, сидят там сутками, ничего не делают! Да, внешне – это может так и показаться: оператор сегодня, это не кочегар. Он уголь лопатой не бросает, чурбаны дров на тачке к печам не завозит. Да, бывает, и сидит, когда всё нормально работает. Но это всё внешнее видение. А вот внутреннее напряжение такое, что никому не пожелаешь. Ведь сидишь и всё время думаешь: а вдруг свет отключится, насос из строя выйдет или давление упадёт из-за прорыва в трубопроводе?! Да мало ли ещё какая другая беда может приключиться? Да вспомните хотя бы тот же гидроудар в теплосети, который имел место несколько лет назад, или когда котельная горела? Это же ужас, что творилось! Но, слава Богу, претензий, в частности при возгорании, к нам не было. А всё почему? Потому что действовали при ЧП в соответствии с инструкциями, которые за десятки лет уже выучили назубок. Хоть ночью спроси, всё без запинки расскажем… А так, конечно, если что надо починить, заменить, то этим мужчины наши занимаются, слесари. Есть у нас сейчас и диспетчер. А вот, скажем, котёл разжечь, насос запустить, провести регулировку температуры — это мы всё умеем сами. Да вот, кстати, по температуре. Бывает, люди жалуются, дескать, в доме или квартире холодно. Но ведь тут может быть множество самых разных причин. Мы-то температуру всегда держим по графику.
И тут разговор вновь коснулся воспоминаний. — Раньше, в 1980-е, у нас в штат котельной входили 4 мастера, 4 мазутчика, столько же слесарей. Все они ходили на работу посменно. А сейчас всех подсокращали, так что ночью на оператора ложится нагрузка и мазутчика, ответственен он и за воду, и за дизельное оборудование. Вся такая психологическая нагрузка (поскольку говорят, что все болезни от нервов), конечно же, сказывается на здоровье женщин. Все они жалуются на ухудшение слуха, зрения.
Конечно, сам собой всплыл и вопрос оплаты за труд. Вся четвёрка моих собеседниц одновременно вздохнула: ну кому же не хочется больше заработать? Тем более что повышается зарплата с опозданием по сравнению с моментально взлетающими в магазинах ценами. Причём только на уровень инфляции, не выше.
О своём нынешнем коллективе котельной №1 вся четвёрка ветеранов производства в один голос отзывается в самых положительных тонах: «Коллектив у нас замечательный. Не было и нет никакого шума, разлада, каких-то конфликтов. А летом, когда ремонт делаем, так все работаем сообща, как в одной большой семье. А как иначе? Ведь делаем одно большое дело. Зимой же мы, операторы, видимся реже, всё-таки работа посменная. Бывает даже некогда и поговорить. Зато летом веселее, все мы вместе собираемся, ведь те же, скажем, внутренние косметические (побелка, покраска и т.д.) работы лежат на женских плечах».
Даже жизненная судьба у каждой из этой плеяды опытных операторов при кажущейся даже внешней какой-то схожести характеров тоже имеет много общих черт. Все они замужем, имеют взрослых детей, у части из них уже в осознаваемом себя как личность возрасте внуки и внучки. И увлечения в свободное время у них схожие: любят все цветы, повозиться с землёй на огороде и приусадебных участках, кое-кто — вязать, готовить, шить.
Рассказывать о наших визингских «огнярках» (благо они сразу дали согласие на то, что их можно так назвать) можно, конечно, еще много и долго. Жаль, формат газеты не позволяет. Остаётся только ещё раз поблагодарить этих милых дам за то, что в самый жуткий мороз у нас в домах тепло и уютно.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

79