Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

08.10.2014 11:31 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 108 от 18.09.2014 г.

Поселки и леспромхоз - два звена одной цепи

Автор: Олег Безносов

21 сентября свой профессиональный праздник отметили наши лесозаготовители, лесники, все, кто причастен к работе в лесу. К тому же этот день ознаменован ещё одной датой – 85-летием с момента создания некогда самого крупного предприятия в районе – Сысольского леспромхоза.
Мы начинаем экскурс в историю находящегося на территории района этого старейшего предприятия лесозаготовительной отрасли. Своими воспоминаниями по этому поводу делится один из ветеранов предприятия, начинавший здесь трудиться в 1971 году с должности мастера по строительству, впоследствии поднявшийся по служебной лестнице до главного инженера, а затем и заместителя директора Сысольского ЛПХ по социальным вопросам Виталий Леонидович Деркачев.


- Сегодня, по прошествии 40 с лишним лет, невозможно, конечно, обрисовать какую-то более полную и стройную картину жизни того времени, тем более с конкретной привязкой к определённым датам. Мои воспоминания скорее покажутся разрозненными и с большим разбросом по временным отрезкам. Так, значит, отложилось это всё в памяти. И тут, мне кажется, корректнее будет поделить тот общий срок работы Сысольского ЛПХ, в котором мне довелось трудиться, на два периода: до начала 1990-х годов, когда существовала определённая стабильность, шло своего рода развитие как в производстве, так и в жизни самого общества. Ну и второй период — постреформенные времена, когда раз за разом менялись и сами ориентиры, и средства для их достижения.
А начну, пожалуй, с самой близкой мне в ту пору темы – промышленное и гражданское строительство. когда мне доверили должность мастера по строительству, а затем и прораба, только жилья по посёлкам мы вводили в эксплуатации до двух тысяч квадратных метров ежегодно. Ещё три тысячи кв. м капитально ремонтировали. И это, кстати, было не то, что сегодня гордо называют капремонтом только лишь с обшивкой сайдингом, ремонтом цоколя и, если есть ещё деньги, вводом в дом элементов благоустройства. Дома тогда разбирались до основания, часто оставались только стены, осматривалось, проводилась ревизия, и всё негодное заменялось. Понятно, что после такого капитального ремонта жильцы, а в посёлках тогда проживали в абсолютном большинстве работники леспромхоза, члены их семей и те, кто так или иначе, но всё равно был связан с нашим предприятием, получали практически новые дома.
- Объёмы впечатляющие, но кто их выполнял?
- Раньше с окончанием зимы жизнь в лесу практически замирала: наступала пора весенней распутицы, когда заготовка вовсе была запрещена. А после она велась в ограниченных объёмах на участках летней лесосырьевой базы. Таким образом, шло временное высвобождение людских ресурсов: часть рабочих и ИТР отправлялись в отпуска, часть занималась ремонтом техники, многие были задействованы на капремонте и строительстве. Ведь коллектив леспромхоза в самые его благополучные времена насчитывал более 800 человек, и все эти руки надо было занять работой.
Внедрялась тогда и практика строительства жилья на основе семейного подряда: многие сами себе возводили жильё. При этом стройматериал выделялся лесопунктом. Да и сам труд тоже был оплачиваемым.
Параллельно мы активно вели строительство дорог к населённым пунктам. Нами в своё время был уложен асфальт к Заозерью, правда, около трёх километров из них по рекомендации института «Комигражданпроект» было выполнено со щебёночным покрытием. Там была болотистая местность, шла лежнёвка. И мы просто не успели положить туда асфальт. Но ведь о чём говорит сам факт! Кстати, тогда же был закуплен и установлен понтонный мост к этому посёлку. Также асфальтировали мы дорогу до поселка Визиндор. И сам мост через р. Б. Визингу возле Визиндора начали строить тоже мы, а вот завершил строительство уже Комидорстрой: шли уже времена перестройки, денег не стало, и мы вынуждены были это дело заморозить.
- Исторически судьбы посёлков района и самого леспромхоза с его лесопунктами были переплетены теснее некуда. Ведь они создавались одни для других?
- Да, леспромхоз в посёлках занимался практически всем. Как шутили тогда, «начальники лесопунктов только разве роды не принимали!». И продолжая тему строительства, уже гражданского, могу сказать, что леспромхозом для местного населения были подняты и соответствующим образом оборудованы четыре общественные бани в кирпичном исполнении в пп. Заозерье, Первомайский, Бортом и Визиндор. Построен был клуб в п. Исанево, там же – котельная с пристройкой к детскому саду. Ещё раньше, в 1970-е годы, силами леспромхоза были также построены школы в пп. Визиндор и Заозерье. Из объектов торговли, построенных именно леспромхозом, можно отметить столовую в Бортоме, магазины в пп. Первомайский, Заозерье и Шугрэм, овощехранилище – в Заозерье и холодильник с коптильным цехом в п. Первомайский.
- А промышленное строительство?
- Мы довольно-таки серьёзно занимались реконструкцией нижних складов: в моей памяти остался тот большой объём работ, который мы выполнили по переводу нижнего склада Цеха Сысольской УЖД из п. Первомайский в то место, где он и стоит поныне. Смонтировали там три линии «ЛО-15», были установлены краны. В последние годы перед реформированием предприятия был сделан акцент на глубокую переработку, были поставлены пилорамы, сортировочные линии. Но настали другие времена, и, к сожалению, не всё намеченное удалось воплотить в жизнь в полной мере: не смогли мы поставить рубмашину, котельную и сушилки в п. Первомайский. На бортомском нижнем складе были также установлены краны. Ожидалось ещё строительство цеха по переработке с котельной, пилорамой и сушилкой, но, как теперь видите, последнее тоже не сбылось: пустили только столярный цех и котельную. В Шугрэме — пилораму и установили «ЛО-15». Это всё по линии механизации нижних складов. Кстати, когда мы всё это сделали, то смогли с нашей доской выйти на Германию, и наша продукция там, в общем-то, пользовалась неплохим спросом.
- Говорили, что лесные посёлки изначально строились как времянки: они, якобы, должны были передвигаться в след ведущимся лесоразработкам. Отсюда, кстати, и эти сборно-щитовые конструкции?
- Ну, щитовые не щитовые, но ведь сегодня пришли к тем же сэндвич-панелям. Только здесь уже между досками не стружка, а более современные материалы. А то, что в этих домах сегодня не столь тепло и уютно, так что ж хотите от таких конструкций, установленных в 50-х годах прошлого уже века? И потом, лично я никогда и ни от кого тогда не слышал, чтобы хоть один посёлок хотели закрыть. Даже в отношении Исанева, которому давали минимальные задания в 50 тысяч кбм на валку, таких разговоров ни разу не возникало.
- Вот вы сказали о минималке, а для молодёжи, вероятно, будет интересно, о каких объёмах заготовки тогда шла речь?
- Сейчас точные цифры уже не вспомнить, сколько делал каждый лесопункт. По Визиндору, к примеру, лесозаготовительная бригада В.И. Попова первой в республике вышла на рубеж 100 тысяч кубометров. В целом же по леспромхозу заготовка доходила до полумиллиона кубометров.
- Вернёмся к стержневой теме, и тут вопрос, который до сих пор является больным для жителей лесных посёлков, а именно об очистке улиц этих населённых пунктов от снега.
- Очистка посёлков и дорог от снега была, можно сказать, для нас обязанностью. И никого со стороны мы к этому делу никогда не привлекали. Даже будучи в составе «Монди», мы продолжали это делать, правда, уже по заключённым заранее договорам. Техника, а именно грейдеры, бульдозеры у нас были свои. Летом также занимались содержанием дорог: подсыпали, грейдеровали. Для этого создавался целый отряд, в составе которого были грейдер, бульдозер, экскаватор и 4-5 самосвалов, которым в течение ряда лет руководил Н.А. Бакум.
- В своё время был такой идеологический штамп как «человеческий фактор». Особо часто он употреблялся при разговоре на тему дисциплины в трудовом коллективе, влияющую на выполнение плановых заданий. Как обстояли в этом плане дела тогда?
- Как сказать? Бывало, конечно, всякое. Вот я начинал с работы на нижнем складе. Было так: если накануне бригада, скажем, проштрафилась, то потом работала так, что не остановишь. В итоге она выходила с перевыполнением. Сейчас так ударно молодёжь работать не заставишь. А потом стимулировала труд и заработная плата.
- А какой она была у лесорубов?
- 300 рублей — это низший предел. И далее по возрастающей до 400 и более. Достойный по тем временам заработок. И если он эти деньги получал, жил вполне обеспеченно. А потом и система орса, которая также входила в структуру леспромхоза, хорошо работала: самые дешёвые продукты питания, дефицитные мебель, промтовары, сложнобытовая техника – всё это шло через организацию рабочего снабжения. Действовала и система поощрения, когда лучшие работники предприятия имели возможность приобретения автомашины (не забыли, что автомобили тогда можно было приобрести через большую очередь), выделялись туристические, санаторно-курортные путёвки и т.д. То есть всё это стимулировало труд лесозаготовителей.
Я понимаю, что былое не вернуть. Но самым важным было то, что Сысольский леспромхоз, как предприятие, был виден, и про него было слышно. Сегодня этого нет. Очень, конечно, жаль. А так пожелаю всем бывшим его работникам, ветеранам производства, нынешней смене лесозаготовителей счастья, здоровья, добра. И поднять праздничные бокалы за бывшие и будущие трудовые успехи.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

537