Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

03.03.2015 11:13 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16-17 от 14.02.2015 г.

По ту сторону Амударьи

Автор: Олег Пыстин

345-й отдельный гвардейский парашютно-десантный полк, ставший для рядового Эдуарда Захарова школой жизни и мужества, особняком стоит в ряду воинских частей, находившихся на территории ДРА. Он был в числе первых подразделений ВДВ направлен в зону боевых действий на территорию Афганистана. 


Уже в ночь с 24 на 25 декабря 1979 года полк обеспечил приём артиллерийского дивизиона и подразделений обеспечения полка на аэродромах Баграма и Кабула, а затем и посадку частей и подразделений Витебской 103-й воздушно-десантной дивизии. В январе 1988 года 9-я рота полка приняла участие в героическом бою у господствующей высоты над дорогой в г. Хоста. Эти события позднее были отображены в художественном фильме Ф. Бондарчука «Девятая рота».
В составе этого прославленного, награжденного орденом Красного Знамени парашютно-десантного полка с мая 1987 года началась для Эдуарда Захарова афганская война. Участие в ней советских войск принято называть исполнением интернационального долга перед дружественной республикой. 

«А-ля, Вася, лапшевник!»
Детство и юность Эдуарда пришлись на 70-80 годы прошлого века. Родом он с Украины, из поселка Донецкий тогда Ворошиловградской, а ныне Луганской области. До пятого класса проживал с матерью, отца, отбывавшего наказание, заменил дед Николай Несторович – отставной полковник, человек открытый, прямолинейный, требовательный. Он то и приучил Эдика с детства воспитывать в себе волю, закалять характер, стремиться быть физически крепким, научил первым приемам боевого самбо. Позже, в 1980 году, когда освободился отец, они вместе переехали в г. Печора. Через два года в семье родилась младшая сестра Эдика Ольга.
В Печоре было множество спортивных клубов. Эдик, которому к тому времени исполнилось 13 лет, стал серьезно заниматься плаванием, стрельбой, а чуть позже и восточными единоборствами, находившимися в то время под запретом. Он продолжил тренировки и после окончания восьмилетки, поступив в Щельяюрское речное училище. Защитил титул кандидата в мастера спорта по плаванию, второй взрослый разряд по стрельбе, самостоятельно постигал гармонию духа и тела при помощи ушу и кун-фу даже в период навигации.
Первой специальностью, полученной еще в училище, стала профессия судового повара, то есть кока. В первую свою навигацию он вышел сразу после окончания второго курса на буксировщике «Илыч», следующую отработал через год на сухогрузе «Василий Батманов».
Навигация обычно длилась с апреля по октябрь, большей частью ходили по Печоре. Она кормилица и делилась своим главным богатством – рыбой: за пару часов можно было целое ведро окуней или хариусов наловить. Обжаришь улов на сковороде до золотистой корочки – вот тебе и царский ужин готов.
Однажды пришлось две недели простоять в северной бухте, вокруг — тундра, собралось шесть теплоходов, продукты заканчивались, до ближайшего поселка более 150 километров. Стали собирать со всех судов провизию — у кого что осталось. Оказалось, что почти у всех одно и то же — горох, мука и тушенка. Вот тогда-то и появилось на свет сборное из этих компонентов «А-ля, Вася, лапшевник!», на поверку оказалось отличным блюдом, многим пришлось по душе, даже после возвращения команда не раз просила приготовить к столу эту необычную снедь.

Через Кабул в Джелалабад
В начале октября 1986 года — после завершения очередного периода судоходства и окончания практики — Эдуард пришел в контору, чтобы вместе с расчетом получить диплом об окончании училища. К большому удивлению, ему в дополнение к документу вручили повестку явиться в городской военный комиссариат для прохождения обязательной военной службы. На сборы отводилась неделя. 8 октября в числе других призывников Эдуард Захаров двинулся на сборный пункт в Княжпогост. Оттуда сформированная команда из Коми отправилась в г. Свердловск (ныне Екатеринбург).
В команде почти все призывники имели специальности. Обратив внимание на это обстоятельство, прибывший «покупатель» объявил об их переброске в солнечную Фергану. Уже в учебке Эдуарду, впрочем, как и остальным новобранцам, стало известно, что их будут готовить для отправки в Афганистан. Полугодовая подготовка проходила во взводе управления и связи.
В мае 1987 года большой грузовой самолет совершил очередную переброску пополнения из Ферганы в столицу Афганистана в г. Кабул. Оттуда через два дня шесть человек из команды, в числе которых был и Эдуард, отправили в Джелалабад.
Здесь десантный полк нес службу в составе 66-й мотострелковой бригады. Казармы, так же как и остальные модули, были сколочены из обычной вагонки и древесных плит. До сих пор у Эдуарда живы воспоминания о том, какая там тогда стояла невыносимая жара. Железо на броне настолько накалялось под беспощадно палящими лучами солнца, что солдаты получали ожоги. Не спасали даже кондиционеры, установленные чуть ли не в каждом окне казармы. Бойцы перед сном выливали на матрас два ведра воды и ложились спать, к утру постель полностью высыхала. И не спрятаться, не скрыться было от этого невыносимого зноя.
В памяти остался и образ полковника Жарикова, «ох и зверюга был командир». Радиостанция «Голос Америки» прозвала его и подчиненных не иначе как карателями. Эдуард сам стал свидетелем, как однажды со стороны кишлака в сторону двигавшейся колонны произвелось несколько автоматных очередей. Полковник Жариков приказал остановиться и открыть массированный огонь из всех пушек, затем несколько танков вошли в селение и разровняли его с землей. Это была война, никого не щадившая — ни военных, ни мирное население.
Чёрные горы
Боевое крещение Эдуард получил уже на четвертый день пребывания в Джелалабаде. Рота десантников очередной раз направилась на Черные горы, чтоб занять боевые посты для обеспечения охраны передвижения намеченной колонны. И тут на одной из стратегических важных высоток они лоб в лоб столкнулись с отрядом моджахедов числом около 15 боевиков. От неожиданности даже оружием не успели воспользоваться ни с той, ни с другой стороны, и завязался рукопашный бой. Все произошло так быстро и стремительно, что недавно прибывшая молодежь не сразу сориентировалась в ситуации, а вот опытные, прожжённые огнем и порохом десантники тут же ринулись на матерых духов. Численным превосходством враг был повержен.
Позже в ходе прохождения службы Эдуард много историй услышит о Черных горах, таивших в себе смертельную опасность. Через них пролегала одна из важнейших дорожных артерий, связывавшая Афганистан с Пакистаном. Для моджахедов она служила связующим звеном в поставке оружия и боеприпасов, валюты. Однажды Эдуарду удалось участвовать в перехвате крупного каравана, перевозившего тюки с фальшивыми деньгами.
Здесь повсюду бродили разрозненные бандформирования, совершавшие обстрелы наших позиций и колонн на марше. Как-то прямо на глазах десантников под обстрел стингера попал вертолет, барражировавший меж высоких отвесных скал. Тонкая светящаяся змейка, появившаяся откуда-то снизу, врезалась в вертолет, прогремел взрыв, машина потеряла управление и рухнула в ущелье. В другом случае во время прочесывания местности бойцы наткнулись на ужасающее зрелище. В ущелье лежал подбитый «черный тюльпан», а вокруг валялись гробы с телами наших ребят. Подойти к ним было невозможно, так как душманы заминировали все подходы. Единственное, что могли сделать – почтить память погибших очередями из автоматов.

Недоснятое кино
В Джелалабаде рядом с местом дислокации бригады находился полигон для стрельб. Однажды к ним в расположение части приезжал военный корреспондент, он вместе с оператором готовил материал для новой передачи. Один из сюжетов снимали на стрельбище. Вдруг во время съемки прямо на полигоне появилась банда известного в округе полевого командира Гафара численностью около 80 человек. Ошеломленные неожиданной встречей чуть ли не с целой бригадой советских войск, бандиты быстро ретировались. По тревоге поднятые команды устремились в погоню, а боевиков, как это часто бывало, и след простыл.
Позже стало известно, что колонна, в которой ехала съемочная группа, под Асадабадом попала под плотный минометный огонь, корреспондент погиб на месте. Фильм солдаты так и не увидели, но им передали журнал «Звезда» с фотографиями, сделанными военкором на полигоне.
Асадабад — это центр провинции Кунар, расположенный на востоке Афганистана. Он представлял собой военный городок, все помещения располагались в землянках, наверху в ангаре находилась только столовая. Из населения – одни военные. До границы с Пакистаном было не более семи километров, поэтому город регулярно подвергался артиллерийскому обстрелу. Много крови было пролито там, много наших ребят погибло. Некоторые офицеры даже отказывались принимать участие в операциях под Асадабадом, так было опасно.

Пулемёт в наказание
Радистам в горах всегда приходится труднее. Только переносная радиостанция Р-12 весит порядка 20 кг, да еще аккумуляторы к ней, плюс оружие, боекомплект, сухой паек. Чтобы переносить такой багаж, требуются недюжинная сила и выносливость, физически неподготовленному человеку не справиться. Вот где Эдуарду пригодилась спортивная закалка, привитая еще дедом.
Однажды так вышло, что Эдуард повздорил с командиром взвода, за что был переведен пулеметчиком на 19-ю заставу, охранявшую гидроэлектростанцию в Дарунте, пригороде Джелалабада. Но нередко и оттуда уже опытного десантника привлекали на боевые выходы. Большей частью выдвигались на охрану постов вдоль дороги, ведущей на Асадабад. Дня за два до прохождения колонны шли в горы и занимали высоты, строили там из камней бойницы, другие укрепления на случай отражения нападения. Кое-где были уже готовые, выдолбленные духами в граните скрытые места наблюдения и ведения огня. Таким образом группы обеспечивали беспрепятственное движение нашей техники с продовольствием, боеприпасами, оружием и людьми. Довелось сопровождать и колонны до Чарикарской зеленки, что расположена в провинции Парван. Это место получило печальную славу среди советских военнослужащих из-за постоянных нападений моджахедов на проходящие по трассе колонны.
Среди военных на востоке Афганистана распространены были легенды о «черных аистах». Это был небольшой отряд из хорошо подготовленных боевиков. Численностью не более двадцати человек они могли полностью уничтожить колонну на марше и исчезнуть в неизвестном направлении. Их никто и никогда не видел, но разговоры о них не прекращались.

Пора домой
День, когда выезжали с Афганистана, Эдуард Михайлович не забудет никогда. Произошло это событие в 1989 году 25 мая в 11 часов 45 минут по московскому времени, когда колонна с бронетехникой и грузовыми автомобилями пересекла «Мост дружбы» через Амударью и возвратилась в Советский Союз. А затем через две недели всех десантников перебросили на Дальний Восток в Хабаровский край. Здесь на карантине находились они все лето. А в сентябре 1989 года Эдуарда Захарова демобилизовали, он возвратился в ставшую за многие годы родную Печору.
За участие в войне в Афганистане Э.М. Захаров награжден медалью «За отвагу» и нагрудным знаком «Воину-интернационалисту».
В 2007 году он вместе с родителями переехал жить в п. Первомайский. В поселке Эдуард познакомился с Сергеем Шевченко, с которым, как оказалось, в одно и то же время проходил учебку в Фергане, только Эдуард – во взводе управления, а Сергей – в основном полку.
Через год он уже был знаком практически со всеми воинами-интернационалистами района. С тех пор каждый год в знаковый для всей страны день — 15 февраля, вошедший в историю как День начала вывода советских войск с территории Афганистана, Эдуард Михайлович стремится непременно побывать в райцентре и встретиться с теми, кому, как и ему когда-то, судьба уготовила испытание пройти сквозь пекло афганской войны. И всякий раз им есть что вспомнить и рассказать друг другу, подобно старым друзьям, которых накрепко связал тот день, когда их отправили служить на другую сторону реки Амударьи.


Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

702