Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

05.07.2017 04:26 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 50 от 01.07.2017 г.

С. Гапликов: Готов на все сто

Автор: Комиинформ.

Вообще, это интервью с Главой РК Сергеем Гапликовым мы планировали делать исключительно рабочим, «сухим». За последние недели произошло столько событий, что было просто необходимо получить личную оценку Главы Республики Коми. И рабочее интервью плавно перешло в честный рассказ о себе, о судьбе, о Родине, о службе. Ответили на все актуальные слухи, раскрыли все самые «секретные» планы и поняли главное: «атамана» Гапликова ждет новая, не зимняя, а всесезонная «олимпиада» и стройка такого масштаба, которую еще до конца никто себе не представил. Ну что ж, логично, сын строителей БАМа, руководитель Олимпстроя, человек поколения «рожденных в СССР» должен рубить новое окно страны. Теперь – в «Новый северный шелковый путь». 

Государев человек
– Вы никогда не думали, что черты характера коми народа и казаков схожи?
– Намекаете на мое казачье происхождение? Да, это целая история… Я действительно по отцовской линии потомственный казак. Вырос на рассказах о своем деде, казачьем сотнике, охранявшем где-то близ Тянь-Шаня границы Российской империи. Я никогда не видел его и только представлял со слов бабушки и родителей образ большого сильного русского воина на красивом коне. Впоследствии в жизни этот образ не раз сильно влиял на принятие мною тех или иных решений, на поведение в определенных ситуациях. Что такое казачий характер? Нет, я все же больше русский…
– А вы считаете между русским и казаком есть разница?
– Есть, конечно. Как есть между русскими и поморами: сообщество одно, но этносы разные и разный уклад жизни, отношения в семье, отношения между возрастами. Он не лучше и не хуже – просто другой. Мне однажды Патриарх Кирилл сказал, когда узнал, что я казак, который родился и вырос в Средней Азии, в Киргизии: «Русские, выросшие на Кавказе и Средней Азии, это такие русские, какими они должны быть. Потому что жизнь на чужой земле заставляет больше ценить и защищать семью, друзей, свой дом и историческую родину. Они умеют дружить с другими народами, но берегут свои традиции».
А коми народ суров по своей природе, закалён северным климатом и огромными пространствами, которые уже 8000 лет назад начал преодолевать на своих лыжах – лямпах, но при этом сдержан. Однако, коснись дела постоять за Россию, что казаки, что коми не оставят от врага и мокрого места. Поэтому так много среди нас Героев Советского Союза, полных кавалеров ордена Славы. Мы, безусловно, очень похожи. И мы всегда были хранителями границ Родины. Мы государевы люди. И быть таким моя судьба.

Путин говорит
– Вы смотрели фильм Оливера Стоуна «Путин» на Первом канале?
– Конечно, посмотрел, но раньше, в интернете. Я, во-первых, очень рад тому, что посмотрел фильм, чего всем желаю, во-вторых, благодарен, как ни странно это звучит в сегодняшних условиях, американскому режиссеру, что он его снял правдиво. Нам этот фильм нужно смотреть для того, чтобы на фоне относительной бедности многих, на фоне нерешенных проблем, не побоюсь этого, брошенной молодёжи, плохих дорог, высоких затрат на ЖКХ понять, как же далеко продвинул Россию вперед Владимир Путин. Мы только что отметили День России. 25 лет. Путин пришел 17 лет назад. Что это была за страна? В долгах перед Международным валютным фондом, зависимая от импорта еды и гуманитарной помощи, с замерзающими городами и умирающими селами, со слабой армией, с жуткой дедовщиной в войсках, с многомесячными задержками копеечных зарплат и нищенских пенсий. И при этом шла практически гражданская война, на Кавказе хозяйничали бандиты, которых сегодня загоняют в норы под Мосулом и Раккой, за тысячи километров от наших домов, наши ВВС и артиллерия.
Что такое 25 лет для государства? Это как 2-3 года для человека! И за этот исторический миг мы построили современное, а главное, суверенное государство, вернули престиж Российской армии и гордость россиян за свою страну. Заставили мир уважать себя и бояться тоже. Сегодня быть «русским» становится и модно, и престижно. Русский, россиянин – значит, сильный, смелый, значит, ты не одинок, за тобой Лидер, Армия и Флот. И этот фильм за 4 часа словно проносит тебя по этому времени, и ты видишь и нервом ощущаешь колоссальную разницу… При всех проблемах, а Президент очень честно, откровенно говорит с людьми, со страной в целом, прогресс невероятный.
– А прямую линию Президента вы, конечно, смотрели в прямом эфире? Видели, как досталось другим губернаторам? Не было ощущения, что вот сейчас покажут Коми, чью-то жалобу, и тогда…
– Между понятиями «жалоба» и «проблема» целая пропасть. Давайте прислушаемся к Президенту. Он сказал, что не принимает решений, не ознакомившись со всеми альтернативными источниками информации. Проблемы республики я знаю все и очень хорошо. А работая системно, нет необходимости остро реагировать на каждую жалобу, на каждый видеоблог городского чудака, на каждый грубый комментарий в интернете. Вы видели, какие вопросы всплывали во время прямой линии Президента на экране? Были и оскорбительные. Реагировал на них Президент – нет. Но нужно понимать причины. Например, «бесится» нецензурно в социальных сетях молодежь, так, понятно… А где у нас молодежная политика? Просят денег в далеких деревнях на обустройство противопожарных узлов, а их нет. Понятно, проблема в бюджете…
Есть проблема огромного долга республики коммерческим банкам, который был создан прежним руководством республики, есть проблемная интинская шахта, состояние которой имеет те же корни, есть паводок, губящий дома и хозяйства наших жителей, есть коррупция в органах власти, есть проблема не просто отсутствия дорог, а на мой взгляд, внятных и обоснованных федеральных планов по строительству новых автомобильных и железных дорог в республике. А без этого Коми, как склад без погрузчика: есть все, только нечем и негде грузить, не на чем везти. Вот это проблема.
– То есть вы были уверены, что «в хозяйстве» все спокойно?
– Далеко не всё. И обращения Президенту были и будут, люди требуют справедливости и заботы. И отвечать делом, не эмоциями власть должна на каждое. Но чтобы вы меня понимали, «все спокойно» не бывает практически никогда. Я вам признаюсь, и, наверное, отчасти в этом есть проблема: всю сознательную жизнь передо мной стоят задачи предельной сложности. А можно сказать, и запредельной. И, конечно, у меня есть, как у нормального человека, страх не справиться. Но что такое в моем понимании смелость? Это не отсутствие страха, а понимание того, что есть что-то более важное, чем этот страх. Есть цель. Поэтому если Президент или обстоятельства потребуют ночью встать и поехать, пойти, поплыть (могу и вплавь), опуститься в шахту при угрозе взрыва, чтобы лично оценить и проконтролировать ситуацию в самом удаленном уголке Республики Коми, – будьте уверены, я к этому хорошо подготовлен.
– Путин вас уже трижды лично назначает: вначале в Аппарат Правительства РФ, потом в Олимпстрой и Республику Коми? У вас есть опция «звонок другу»? А может, вас скоро опять куда-нибудь назначит?
– В компьютерной игре, чтобы иметь больше «жизней», их нужно «заработать». Я по ощущениям еще пару таких «жизней» в запасе имею, заработал. Однажды, когда понял, что Воркута просто замерзнет и будет катастрофа государственного масштаба, я пришел к Президенту. Нет, конечно, это не так просто. Есть администрация, Правительство, но если вопрос не решается, тогда да – иду к Путину. Результат вы знаете. Видит Бог, я делал все, чтобы меня услышали, чтобы поняли, чем ситуация может обернуться. И когда я говорил с Президентом, я и предположить не мог, что цепь событий приведет к их аресту. Потом выяснится, что прежние власти с тарифами на тепловую энергию «химичили», были схемы той команды по выводу собранных с населения средств в сговоре с сетевыми компаниями и многое другое. Но дело ведь не в том, что кто-то купил яхту, часы или самолет. В том, что народ годами обкрадывали.

Я ненавижу «тряпки»
– Владимир Путин, недавно выступая на форуме выпускников, сказал, что воспитание – это больше, чем образование, даже важнее знаний. Вы согласны с этим?
– С этим нельзя не согласиться, не потому, что это мнение Президента, а потому что это на 100% так. Что было главным для Советской власти в России? Всеобщая грамотность и бесплатное образование. Что главное потеряла Россия в годы перестройки? Что больше всего хотели уничтожить наши недруги? Созданную школу. Которая готовила безо всяких репетиторов так, что парень из Фрунзе, на краю страны, мог поступить в МВТУ имени Баумана. Но главное, советская школа была тем главным институтом общества, где воспитывался Гражданин. Помните, какой авторитет имели педагоги, завучи, директора школ? Мог ли кто-то из родителей, даже «мажоров», прийти и на учителя повысить голос, потребовать что-то, да ещё и оскорбить? Исключено. Потому что каждый знал: школа воспитывает человека. Да, мы хулиганили, дрались и курили за углом. Но широта знаний, общая образованность советского человека шла от школы. Конечно, в школу нужно возвращать воспитательный компонент и поднимать не только уровень доходов, но и социальный статус педагогов.
– Опять НВП, политинформации, труд?
– В НВП точно ничего плохого не вижу. Как и в труде. Но школа должна быть актуальной, созвучной времени. Языковая подготовка, основы программирования и, конечно, всеобщее начальное бизнес-образование. Или прикладное предпринимательство. Потому что прокормить 150 миллионов человек, которые ждут от государства, что оно даст работу, вылечит, выучит и еще пенсию выдаст, не может ни одна страна в мире. Класс малого и среднего предпринимательства важнее класса сотрудников госкорпораций и чиновников. Россияне очень предприимчивые, энергичные и творческие люди. Попадая в среду капитализма, легко адаптируются и делают карьеру. Но нужно помочь молодым людям понять, что свое дело – это здорово, интересно, прибыльно, полезно.
– У вас были или есть кумиры, на которых вы бы хотели походить?
– Георгий Жуков, наверное... Жесткий человек, но решительный, и отдавал себя делу полностью. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что я не стою на «последнем рубеже обороны Москвы», задачи огромны, но это все же не война. Наверное, резкость мне иногда мешает, но это никогда не подлость, не плевок в спину, и я всегда оставляю за собой право извиниться.
– Однако на МГТУ вы образование не закончили и получили еще одно «крутое» образование в МГИМО по профессии «юрист-международник». Пора признаваться: была в Москве «волосатая лапа»?
– Нет. Никого не было. Было довольно сложное время и трудно было понять: что дальше? Наука и техника стагнировали, а железный занавес уже упал, и международные отношения манили своими перспективами. Учился без особого напряжения: по сравнению с «бауманкой» это «курорт»…
– Когда вы поняли, что юность закончилась?
- В бизнес я не пошел, это не мое, я понял, что мое предназначение – государственная служба. Учился, набирался опыта в НИИ специального машиностроения, в бюджетном комитете Совета Федерации, в правительстве Москвы. В 2000 году закончил Академию внешней торговли по специальности «мировая экономика». Работал в Министерстве экономического развития и торговли России. Но юность, даже молодость закончились в 2004 году, когда в 34 года я возглавил правительство Чувашии. Это было, конечно, крутым поворотом и серьезным вызовом.
– Судя по степени академической подготовки, вы практически «универсальный солдат»: международное право и торговля, экономика и инвестиции, высокие технологии и «на сладкое» – рукопашный бой и стрелковая подготовка. Чего же было бояться такому «лихому казаку» в скромной Чувашии?
– Чем больше человек знает, тем больше он понимает, что знает недостаточно. А чем выше амбиции, тем выше и спрос. Поэтому в Чувашии было работать непросто, но именно там я получил бесценный опыт и приобрел новых учителей и друзей. Я проработал там 6 лет и в 2009-м был включен в кадровый резерв Президента и перешел на работу в правительство, премьер-министром которого был Путин.

Новая «олимпиада»
или «забег на 100»?
– Про Олимпиаду в Сочи существует много слухов, много разных оценок. Послевкусие от нее испортили допинговые скандалы и травля наших спортсменов по всему миру. Расскажите о личных ощущениях от сочинской Олимпиады?
– Если про Олимпиаду начать говорить – это многие часы. Я только замечу, что и травля российских спортсменов, и сплетни про Олимпиаду, где якобы разрушаются спортивные объекты, где все так плохо, – это ответная реакция тех, кто завидует России и ненавидит ее. Потому что я видел своими глазами такой эмоциональный подъем, такое счастье сотен тысяч наших людей, гостей со всего мира, такую искренность, что даже не знаю, увижу ли еще когда-нибудь что-то подобное? И потом, в Сочи каждый день приезжают отдыхать буквально сотни тысяч туристов, и если бы что-то было не так, вы представляете, какой был бы негативный фон в социальных сетях? Сочинская Олимпиада строилась трудно, я расскажу об этом немало интересных историй, но не сегодня. Прошлые успехи не оправдывают возможных неудач сегодняшних. Поэтому сегодня, завтра и послезавтра все мои мысли только о Республике Коми.
– Что вам сегодня больше всего мешает работать? Критика общественного мнения, наследие непростого прошлого, мировой кризис, экономический кризис в России?
– Если вы обратили внимание, я по большей части непубличный человек. Когда работал главой Олимпстроя, часто вы обо мне слышали? Нет. Я живу закрытой личной жизнью: женат, двое детей, счастлив, но большего я не скажу. Критика меня, конечно, расстраивает! Особенно если несправедливая, если справедливая – я задумываюсь. Но мне это работать, именно работать Главой Республики Коми, не мешает. Почувствуйте разницу: работать «лицом» Республики Коми, ходить в магазины, тратить уйму времени и сил, чтобы «присутствовать» и нравиться – я не буду. Вот если так видеть «работу», тогда да, нужно очень хорошее общественное мнение, рейтинг. Мне же нужен результат. Не исключаю, что не быстрый. Отчитываться будем делами.
– Это как-то даже «неинтересно» — винить во всем предыдущее руководство…
– А я никого не виню, вы спросили, я ответил, что существует такое наследство. И ничего личного. Но 80% всех долгов Республики Коми – это долги коммерческим банкам под 18-20 процентов годовых! Эти кредиты взяты в 2013-2015 годах. Сложившаяся практика, когда 50-65% регионального долга замещены государственными кредитами, а в республике чуть меньше 20% таких кредитов. Почувствуйте разницу – под 0,1% годовых! Что получается: в этом году республика должна погасить 21 миллиард рублей кредитов. Если не платить, то республику признают банкротом, а если платить, то снова наращивать долговое бремя. Вот и бьюсь, чтобы Правительство России помогло с реструктуризацией. Тогда у нас появится возможность сократить дефицит и существенно снизить долговое бремя бюджета. А это в свою очередь новое строительство и ремонт дорог, школ, больниц, детских садов, домов культуры, спортивных объектов и многое другое.
– Коснувшись бюджета, нельзя не отметить мнение многих, что сырьевые города и районы обделены при распределении бюджета в пользу Сыктывкара.
– Это не так. Сыктывкар совсем не нахлебник. Весь прочий бизнес, промышленность, транспорт, сервис, пищевое производство и лесопереработка – это Сыктывкар. Естественно, бюджеты сельских районов достойны большего. Администрациям районов и городов нужно самим более активно развивать все формы предпринимательства, по-хозяйски относиться к бесхозному имуществу, ко всему тому, что сегодня приносит увеличение доходов муниципальных бюджетов. Динамика роста бюджетов с каждым годом будет улучшаться в том числе, если мы решим проблему республиканского долга.
– Непопулярные решения исполнительной власти в отношении льгот из числа этих задач?
– Те решения, которые вызвали общественный резонанс, это только видимая часть огромной работы по снижению расходов бюджета, оптимизации численности чиновников, поиску новых источников пополнения бюджета. Вы знаете про соглашения с ЛУКОЙЛом, Газпромом, Монди о социальном партнёрстве, которые мы подписали. Вы знаете о большой работе в Правительстве РФ по Воркуте и Инте. Чтобы не приходилось впредь экономить на малом, нужно сделать что-то действительно большое. Почему такая ситуация в республике сложилась? Ответ, по-моему, очевиден.
- Простите, но, как говорил Джон Леннон, «жизнь – это то, что происходит с нами, пока мы строим планы». Вам не кажется, что все эти планы и проекты настолько далеки от людей, живущих сегодня, что просто не найдут поддержки?
- Я очень хорошо понимаю ваш вопрос. Сегодня людям нужны внимание, забота, справедливость и чувство защиты «здесь и сейчас». Это да, задачи Главы республики. А еще есть задачи решить финансовые проблемы республики, организовать добычу угля в Инте, где сегодня убыток по году больше миллиарда. И думать о будущем Воркуты и ее разрушенных поселков и дырявого водоканала. Да, это тоже задачи Главы республики. Но нужно встроить Республику Коми в формирующуюся именно сегодня, сейчас структуру мировой транспортной и торговой системы Нового северного шелкового пути. И это тоже задача Главы республики. И паводок в Ёрмице – это тоже задача Главы республики.
– Так, а что главнее-то?
– Всё главное. Жизнь человека главное. И того, кто в Ёрмице лишился огорода из-за паводка, и того студента, который решает уехать из Коми в Петербург, потому что не видит здесь будущего, не видит в будущем себя, свою работу, семью. А мог бы строить и эксплуатировать новый порт Индига.
– Вы хотите сказать, пришло время новой большой стройки? Нового БАМа? Новой Днепрогэс? Но в стране кризис, нет денег. Какая логика в этом сейчас?
– Все лучшие документы по развитию Республики Коми, Арктического региона России я нахожу в архивах. 60-е, 70-е годы прошлого столетия были временем профессионалов. Но внимание! Тогда не было Китая! Не было Кореи, Малайзии, Сингапура как потребителей. Не было самого большого Азиатско-Тихоокеанского рынка в мире. И даже на том фоне наука буквально кричала: стройте железную дорогу из Сосногорска в Индигу, из Воркуты в Усть-Кару, стройте же глубоководные порты, куда будут заходить суда с большим дедвейтом (осадкой) для погрузки и транспортировки грузов по Северному морскому пути. Тогда это было не оправдано, сегодня я уверен: время пришло.

Готовьтесь на все 100!
- Таким образом, у вас есть План. С большой буквы План. Но денег нет. Что делать?
- Республике Коми 100 лет в 2021 году. То есть у нас есть «пятилетка». Я совершенно искренне считаю, и коллеги из РАН так считают, и Арктический институт Китая так считает, и Президент Владимир Путин это сказал, что будущее мировой сырьевой торговли – за Арктикой. Какой лучший подарок Россия может в нынешних условиях сделать Республике Коми? Нам нужна Государственная программа вхождения Республики Коми в мировую торговлю через использование возможностей СМП, дополняя его обеспечивающей наземной транспортно-логистической инфраструктурой. Только так мы можем привлечь в регион десятки новых предприятий для более высокого передела сырья. Но регион очень ограничен в вопросе развития именно промышленного потенциала слабой наземной транспортно-логистической инфраструктурой, позволяющей на коротком плече выходить в Мировой океан. Я, конечно, очень хочу, чтобы к 100-летию Республики Коми была построена железнодорожная ветка Белкомур, Архангельский порт, железнодорожная ветка Баренцкомур и были построены глубоководный практически не замерзающий порт Индига, Северный широтный ход. Конечно, нужна железнодорожная ветка Урал промышленный — Урал Полярный. БАМ должен получить своё второе рождение. Это принесет 100-кратную отдачу в виде налогов и десятков тысяч новых рабочих мест.
Что касается денег. Уверен, консорциум наших инвесторов, которые уже сегодня заинтересованы в том, чтобы возить по СМП даже зерно, машины, продукты глубокой переработки древесины, а также китайских и корейских инвесторов, возможно, арабских партнеров – это очень вероятный сценарий развития. И санкции тут не помешают.
– Вы считаете такой план реальным?
– Есть про это хорошая китайская поговорка: «Лучший день посадить дерево был 20 лет назад. Но другой лучший день – сегодня». Нужно принять решение и начать.

Коми: место Первых
– У вас есть места в Коми, в которых вы хотите побывать?
– О, вы спрашиваете! Я мечтаю пройти по Печоре на катере, сходить на рыбалку. В августе запланировал поход на три-четыре дня в тайгу. Хочу увидеть гору Пембой, скалы Каменки, хочу сходить на охоту на птицу. Хочу посетить серебряные рудники в Усть-Цильме, которые дали Петру I первое серебро для чеканки монет.
– Когда вы еще не были Главой Коми, до разговора с Путиным о своем назначении, что вы знали о Коми?
– Знал, что первую российскую нефть стали добывать под Ухтой. Знал, что край огромный, красивый, водный, лесной. Потом уже здесь узнал, что и первый русский чугун – из Койгородка. Но знаете, когда я реально понял перспективы? Патриарх Кирилл в свой прошлогодний визит в республику сказал: «Даже если бы у России не было Сибири, она смогла бы прожить одной Республикой Коми». Но я скажу, может, и не в тему. Не под землей главные богатства Коми, а на земле: природа, люди и перспектива.


Полную версию интервью читайте на сайте Комиинформа.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

29