Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

06.03.2019 10:28 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 06.03.2019 г.

Мать поэта Екатерина Ивановна

Автор: А. Меньшенина, с. Межадор.

Внучка Е.И. Куратовой, крестная дочь поэта Александра с мужем Семёном, детьми Иваном и Екатериной. Фото конца 19 века.

За каждым известным поэтом, за каждой написанной им стихотворной строкой стоят их мамы. В этом году исполняется 180 лет со дня рождения основоположника коми литературы, поэта и философа Ивана Алексеевича Куратова. Но, наверное, мало кому известно, что на тот же самый год приходится и другая памятная дата: 220 лет со дня рождения матери поэта, Екатерины Ивановны, навсегда запечатлённой едва ли не в самых вдохновенных и тёплых поэтических строках Куратова.

Кор ме в\лi кык ар\са,

Меддона мем в\лiс мам;

Кор ме лои кызь ар\са,

Пыр мем медся дона мам.

Мне исполнилось два года -

Всех была дороже мать.

Стало двадцать лет от роду -

Так же всех дороже мать.

Екатерина Горинова родилась в 1799 году в Кибре (нынешнее село Куратово) в крестьянской семье. Девочка рано лишилась отца, с 11 лет жила с матерью и тремя младшими братьями – Козьмой, Арсением и Николаем. В двадцать лет вышла замуж за своего односельчанина Алексея Куратова, служившего в Спасской церкви пономарём.

Супругам Куратовым суждено было прожить вместе двадцать шесть лет. За это время Екатерина девять раз становилась матерью. Последнего ребёнка, Ваню, она родила в сорок лет. Венчал чету Куратовых, а позже крестил всех детей священник Василий Георгиевич Попов, а крестным всех сыновей, кроме Вонифатия, был родной дядя по матери – Козьма Иванович Горинов.

Жизнь семьи церковнослужителя мало чем отличалась от жизни соседей-крестьян. Та же каждодневная борьба за хлеб насущный, та же круговерть забот по дому. Будни разбавляли праздники. Впоследствии Иван Куратов оставил прекрасные поэтические описания коми праздников, а многие его стихи уходят корнями в «преданья старины глубокой» коми народа.

Мальчик рос с детства в труде, в тесной близости с народом, его традициями. Первой, кто приучил мальчика к труду, была, конечно же, мама.

Старший сын Екатерины Ивановны Василий уже успел окончить Вологодскую духовную семинарию, а младшему Ванюше исполнилось шесть лет – умер отец. Екатерина Ивановна осталась вдовой в 46 лет. Но упасть духом и опустить руки ей просто-напросто оказалось недосуг. Неутомимые руки, чуткое материнское сердце, деятельная натура хозяйки осиротевшего дома были так нужны её детям и внукам.

И всё же больше всех нежности и ласки доставалось на долю живущего под боком Вани. Как потом не хватало их во взрослой жизни поэта, в его многолетних скитаниях!

Корк\ Ен мем сиис

Окавлыны мамлысь кияс;

И сы кокъяс ул\ копыртчыны

В\лiс долыдджык мем,

Ч\м мадонна кокъяс дiн\!

Мне в детстве Бог повелевал,

Чтобы я руки целовал

У матери

коленопреклоненно,

Они священнее,

чем лик мадонны!

Покой и счастье

обрету я в этом...

Простая крестьянка из далёкого коми села, поверившая поговорке о том, что ученье — свет, Екатерина Ивановна прилагает все усилия, чтобы обучить сыновей. Один за другим отправляются в духовную семинарию Вологды Василий, Гавриил, Афанасий, Вонифатий.

А летом 1850 года мать на учёбу в духовное училище в далёкий Яренск сама отвозит и одиннадцатилетнего Ваню, преодолев утомительный путь длиною в 400 вёрст. Можно лишь догадываться, как обоим далось это расставание. В это время в Кибре по присмотру за хозяйством оставались семьи дочерей Антонины и Татьяны.

В Яренское училище поступали дети духовенства из трёх уездов: Яренского, Усть-Сысольского и Сольвычегодского. Именно в стенах этого учебного заведения Иван Куратов написал свои первые стихотворения. После окончания училища ученики без вступительных экзаменов поступали в Вологодскую семинарию.

В 1854 году после окончания Вологодской духовной семинарии в Межадорскую церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы был назначен священником Афанасий Алексеевич Куратов, четвёртый сын Екатерины Ивановны. Вместе с ним приехала 19-летняя жена Фивея Розова. Она была дочерью диакона из села Погорелово Вологодской губернии, русская по национальности.

Куратовы поселились недалеко от церкви. Афанасий Алексеевич привез из родного села Кибры маму Екатерину Ивановну, которая прожила в их семье 17 лет. Она стала служить просвирней при церкви и помогала растить внуков, в Межадоре у Афанасия и Фивеи родились четыре сына и четыре дочери. В 1860 году в своем доме на свои средства священник открыл церковно-приходскую школу.

К сожалению, фотографий Афанасия Куратова нет. Остались на память настенные механические часы, которые находятся в Сыктывкаре в Национальном музее. На обратной стороне часов надпись: «Межадор. А.А. Куратов».

В семье Афанасия не раз гостил младший брат Иван Куратов. В один из его приездов из Усть-Сысольска (нынешний Сыктывкар) окрестили новорожденную племянницу Александру. Двадцатилетний Иван стал крестным отцом девочки. Под стихотворениями «Самсон» и «Гейнелы» стоит надпись: «Межадор. 1865 год». В этом же году Иван Куратов вынужден был покинуть Зырянский край, встретиться с которым ему уже не было суждено. Межадорцы навеки остались в его памяти людьми добрыми, бесхитростными, трудолюбивыми, надеющимися на лучшую жизнь. А когда тосковал в чужих краях, сюда, в Межадор, к любимой маме, стремились его мысли. Кажется, что и по сей день межадорская земля хранит в себе боль матери от разлуки с сыном. А сколько ещё печалей суждено было вобрать и вместить материнскому сердцу?

В 1871 году ввиду болезни был удалён от священнической деятельности сын Афанасий. Вскоре после этого несчастья в соседнее село Чухлэм из Яренска перевели священником зятя Екатерины Ивановны, Константина Васильевича Попова, и она перешла жить в семью дочери Антонины.

За свою жизнь мама поэта 30 раз становилась бабушкой, оплакала смерть сыновей Гавриила, Василия и дочери Натальи. В Чухлэме Екатерину Ивановну застали вести о рождении двух правнуков – Анны и Стефана, детей внука Михаила, который служил священником в Межадорской церкви после Афанасия Куратова. Но свою прабабушку они уже не запомнили: в год её смерти девочке было два года, мальчику исполнился год.

Умерла Екатерина Ивановна Горинова 11 июля 1874 года в возрасте 75 лет в селе Чухлэм. Последнюю исповедь принял, причастил, отслужил панихиду на ее могиле зять Константин Попов, священник чухлэмской Крестовоздвиженской церкви. Похоронили её в церковной ограде, поставив над могилой деревянный крест. Позже рядом с матерью похоронили дочь Антонину и зятя Константина. Всего на год Иван Алексеевич пережил горячо любимую маму, найдя последний приют за тысячу километров от сысольского села Чухлэм – в далёком Казахстане, в городе Верный (нынешняя Алма-Ата).

Кытч\ тi дзебинныд мам\с?

Ну\д\й гу вылас пис\.

/ти пуд кыкнанл\н…Ну\д\-

Нюж\д\м кис\!

Гаж выл\ бит\м\сь синъяс,

Шог выл\ синва\н тыр\сь…

Няра эг б\рдлыв, мед

Курыд и гырысь!

Ч\жсь\ма синва\й \нi…

Маман\й! Гу вылад уся…

Мый тэа-меа зэв шудт\м\сь,

Абу тай гуся!

Люди, где мать вы мою

схоронили,

Пока я скитался в чужой

стороне?

Сына сведите к родимой

могиле,

Мамины руки простёрты

ко мне!

Редко бывал я в весёлом

задоре,

И, хоть в каком бы я ни был

краю,

Слёзы не лил я, какое бы

горе

Ни потрясало душу мою.

Матушка! Слёз накопилось

немало,

Их я пролью на могилке

родной.

Беды мои ты одна

понимала -

То, что с тобою, то было

со мной!

Но неумолимое, беспощадное время сравняло с землёй обе могилы. Правда, в Чухлэме до сих пор сохранилась деревянная церковь, в которой отпевали Екатерину Ивановну. В советское время в ней располагался клуб, поэтому и здание уцелело. Первая литургия после передачи храма Русской Православной Церкви была отслужена в 2016 году. В честь 200-летия со дня рождения матери поэта на месте погоста был установлен памятный знак. Две сросшиеся берёзы на старом кладбище чем-то напоминают о двух сердцах, переполненных жалости, нежности друг к другу. На этих чувствах, наверное, и был взлелеян хрупкий и нежный цветок – поэзия Куратова, ставшая народным достоянием.

Ни в Чухлэме, ни в Межадоре не осталось представителей рода Куратовых, но память о них жива. До сегодняшних дней сохранились старинные иконы из разрушенного Введенского храма, написанные в середине XIX века, которые бережно хранятся теперь в новой церкви. Возможно, Куратовы молились перед этими образами. На месте разрушенной Введенской церкви поставлен поклонный крест.

Межадорская школа свою летопись ведет с начала открытия Афанасием Куратовым церковно-приходской школы. Недавно в центре сельского поселения открыли памятную доску «Род Куратовых в Межадоре». Этот проект школьники посвятили юбилейному дню рождения И.А. Куратова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

44