Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

04.05.2016 15:23 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Здесь мне комфортно работать и жить

Автор: Олег Безносов.

Утро. Страдающий разными хворями народ потихоньку просачивается внутрь через пластиковые двери на входе в поликлиническое отделение Сысольской ЦРБ. Самая внушительная очередь, как всегда, на приём к хирургу. Относительную тишину в коридоре то и дело заполняют голоса с вопросами желающих попасть на приём к специалисту граждан: «Кто последний? Кто принимает?». Услышав в ответ: «Е.С. Сильченко», многие из них с облегчением и надеждой вздыхают. Дескать, уж этот доктор с их болезнью постарается справиться, надежда на него есть и весьма высокая. 

Автору этих строк тоже уже не единожды удалось побывать «в руках» этого, не побоюсь сказать, высококлассного специалиста. И, знаете, не жалею: внушив мне оптимизм в победе над серьёзной и достаточно запущенной болезнью, он с уверенностью ведёт дело к положительному результату.
Из-за высокой его загруженности нашу с ним заранее обговорённую встречу приходилось не раз переносить на другие дни. Но однажды на мой очередной звонок с вопросом о дате нашего разговора я услышал в ответ: «Приходите, у меня образовалось небольшое окно!». Стоит ли говорить, что сборы были сиюминутными?
И вот мы беседуем прямо в перевязочном, поскольку общий врачебный кабинет отделения был занят коллегой по работе.
- Евгений Сергеевич, начнём разговор с традиционных вопросов: родился, вырос, учился...
- Родился я в тогда ещё Казахской ССР в городе Караганде в 1985 году. Но корни, хочу сказать сразу, у меня чисто российские: все мои предки, бабушки-дедушки, папа с мамой родились в тех местах, где искони рубили уголёк для СССР. А поскольку мой отец тоже потомственный шахтёр, то и переехал ещё при социализме в казахские степи на помощь в разработке и освоении карагандинского угольного бассейна. Со временем укоренились и проживают теперь уже в Республике Казахстан до сих пор. Заняты они в частном секторе экономики, и пока есть работа, решили остаться на обжитом месте.
После окончания курса обучения местной школы, в 2002 году поступил в Карагандинскую медицинскую академию. В выборе профессии сыграли свою роль по крайней мере два обстоятельства – мои мама и тётя по образованию медики (обе имеют квалификацию «медсестра»), а потом по состоянию своего здоровья в детстве мне довелось не единожды бывать на операционном столе (были операции по поводу аппендицита и ещё пара мелких).
Видимо, с тех пор у меня и появилось уважение к представителям этой профессии и тяга, а в дальнейшем и, можно сказать, любовь к медицине, в первую очередь, конечно же, к хирургии.
Студенческие годы пролетели незаметно: лекции, семинары, практики. И подработка, кстати, по профилю.
- Вы пробовали уже тогда применить полученные знания на практике?
- Конечно. В институте ведь что? Даётся определённая теоретическая база знаний по выбранному профилю обучения, а по таким специальностям, скажем, как хирургия или гинекология, где требуются оперативные вмешательства, надо всё это увидеть, ощутить, а может даже самому попробовать принять участие в этом процессе. Поэтому со второго курса я уже устроился работать в больницу. Начинал санитаром, потом работал в качестве медбрата в травматологическом отделении. Причём взяли меня в это ЛПУ без вопросов: всегда в нашей отрасли приветствуется, когда мы, молодёжь, сами по своему желанию пытаемся что-то сделать для расширения своих знаний и практики. Ну, это ведь плюс ещё и какие-то деньги. А так, конечно, в более серьёзных вещах участвуем на старших курсах.
- И как ваша жизнь повернулась дальше?
- В 2008 году я получил диплом по специальности «общая хирургия», ещё год здесь же проходил интернатуру. Профиль этот достаточно широкий, и полученные знания и навыки применить тоже есть где. Даже бы и там, в Казахстане. Но поскольку корни у меня российские, сам я тоже русский, то решил попробовать вернуться на историческую родину. В то время ещё действовала Программа помощи переселению соотечественников, проживающих за рубежом. В рамках её исполнения молодым специалистам, живущим на сопредельной территории бывших республик СССР, предлагались упрощённая процедура получения гражданства РФ и предоставление работы. Я попробовал попасть в эту программу, обратившись в посольство РФ в столице Казахстана Астане.
По моему запросу было принято положительное решение и предложено поехать на работу и жительство в три места. Единственным при этом условием было то, что я должен был приехать и отработать в том регионе, который меня принял, два года. Россия, конечно, страна большая, но по обстоятельствам сугубо личного характера я не рискнул ехать далеко и согласился на переезд в Курганскую область, которая имеет с Казахстаном общую границу. Всё-таки еду один, в незнакомую страну и среду, а тут как-то и граница рядом, и родительский дом не так уж и далеко. Тем более что я к тому времени уже год как был женат (свадьба была в 2008 году), и на руках у супруги оставался четырёхмесячный ребёнок, которым в любой момент могла потребоваться какая-то помощь или поддержка. Так я попал в РФ и получил российское гражданство.
- Так уж и гладко всё прошло?
- Нет, но определённые проблемы, конечно, были. К примеру, я должен был подтвердить свою квалификацию и диплом, для чего ездил в Москву и Тюмень, где сдавал экзамены по знаниям и профпригодности. Ну и, что называется, получив «добро», приступил к работе в качестве врача хирурга общехирургического отделения больницы г. Куртамыш Курганской области. Отработал я здесь положенные законом два года (с 2010 по 2012 год), и всё, может быть, меня бы и устраивало, и работа, и коллектив, но…
— Прошу прощения, что вклиниваюсь в ваше повествование, но всё познаётся в сравнении. Как там, в других местах и регионах РФ? К примеру, то же положение со здравоохранением. Лучше или хуже, чем у нас? Какие ваши впечатления от увиденного и пережитого, тем более в трудный период начала самостоятельной работы?
- Что сказать? Ну, во-первых, сама область небогатая, потому и больница, откровенно говоря, была бедновата по оборудованию, оснащению диагностической аппаратурой. Испытывались определённые трудности по многим позициям, начиная с инструментов и кончая лечебными препаратами.
Но, тем не менее, даже на таком фоне меня всё бы и устраивало (и место работы, и сам коллектив), если не одно «но»: по сравнению со среднероссийскими здесь была очень маленькая зарплата. За ставку врача хирурга в отделении, плюс ежедневные приёмы в поликлинике, все дежурства получал всего 12-13 тысяч рублей в месяц. А только за благоустроенную квартиру социального найма со всеми выплатами по коммуналке у меня уходило 9-10 тысяч рублей. И на оставшиеся гроши надо было ещё месяц жить.
Вот я и опять задумался над вопросом, как быть дальше? Ну и, какое у нас сегодня универсальное средство для получения ответов на все вопросы? Интернет, конечно. Вот и стал я по компьютеру искать свободные вакансии, тем более что срок контракта на прежнем месте у меня уже к тому времени истекал. И вновь появилась альтернатива на три места: можно было поехать на Камчатку, Чукотку и в Коми. Зарплата в первых двух предлагалась очень даже неплохая — 400-500 тысяч рублей в месяц, но я, честно говоря, не рискнул испытывать судьбу и искать приключений и экстрима. Не тот человек, знаете ли, да и адреналина на моей работе и так хватает.
Ну и третий вариант – с. Визинга, Сысольская ЦРБ. Это был наиболее приемлемый вариант – хоть и север, но европейской части России, и если сравнить с Камчаткой, то, как бы и не так уж и далеко. Далее я созвонился с руководством ГБУЗ «Сысольская ЦРБ», от которого получил разъяснения по поводу характера и условий работы, оплаты и т.д. У меня в то время была возможность выехать сюда и посмотреть на месте что и как? Выйдя в очередной отпуск, было это, по-моему, в сентябре, мы с нынешней супругой приехали в Визингу. Дело в том, что с первой своей женой к тому времени я развёлся (первый брак, ещё в пору студенчества, увы, оказался некрепким, но мы расстались друзьями), и второй раз, как это говорится, связан узами, причём счастливо вот уже более четырёх лет. Познакомились мы там же, в Куртамышской больнице, где она работала медсестрой в неврологическом отделении. Так вот, по приезде сюда мы познакомились с главным врачом, нам показали больницу, своими глазами увидели район. Нам понравилось.
- Не знаю почему, но в среде ваших пациентов бытует мнение, что вы не просто хирург, а хирург-ортопед?
- Тут всё же какая-то ошибка. Я работал и продолжаю работать по общей хирургии, единственно, что мне немного удалось — повысить свои знания в области ортопедии на курсах в федеральном научном Центре травматологии и ортопедии имени Илизарова.
Вообще нас, как специалистов, каждый год отправляют на повышение квалификации, всё же наука движется вперёд, и надо хоть немного быть в курсе тех новаций, что предлагает современная медицина. Так сегодня я благодарен, что мне удалось в своё время побывать на стажировке в Курганской областной клинической больнице, которая известна тем, что там в своё время работал великий хирург Витебский. И где до сих пор на высоком уровне развита желудочная хирургия. Такие вот знания, скажу вам, для любого специалиста бесценны.
- А приходилось ли вам делать операции при диагностировании каких-то особо сложных патологий?
- Знаете, было, было.... Вообще-то в больнице числилось три штатных заполненных единицы хирургов. Но однажды случилось так, что, заведующая хирургическим отделением вышла в плановый отпуск и уехала отдыхать. Второй хирург, человек уже достаточно пожилой, вышел на больничный. И я остался один на целый месяц на весь район. Приходилось мне делать операцию на головном мозге, проводить трепанацию черепа. Правда, это доводилось делать и в студенческие годы, но там это всё под присмотром опытного наставника. И совсем другое дело, когда это проводишь самостоятельно, а советом и помощью тебе никто уже не поможет. Так потихоньку сам себе опыт и нарабатываешь.
- Правда ли, что за плечами каждого хирурга есть своё кладбище?
- Вообще-то поговорка звучит несколько иначе — «у каждого врача есть своё кладбище». Что тут можно сказать? Народ, конечно, это всё по-своему воспринимает, мы, медработники, по-другому. Ну, что такое, скажем, неудачная операция? Под этим обычно подразумеваются какие-то ошибки. И продолжают: вот хирург, а вот его кладбище. Такого у меня нет. Конечно, как и у всех в нашей профессии летальные исходы были. Но в каких случаях? Когда, несмотря на все усилия, применяемые средства и способы обеспечения его дальнейшей жизнедеятельностью, имеющиеся показания у пациента несовместимы с жизнью. Так бывает и при страшных дорожно-транспортных происшествиях и в каких-то других авариях, при запущенных болезнях. Вот почему мы говорим о профилактике и как можно более ранней диагностике.
- Вернёмся к тому периоду, когда вы побывали в первый раз в Визинге?
- Мы в тот раз приехали сюда буквально только на день, чтобы посмотреть что да как? Но и этого малого промежутка времени хватило, чтобы принять решение о переезде. Во-первых, меня устроило то, что здесь очень хорошая материально-техническая база для работы. Несмотря даже на то, что это районная больница. То есть, я тогда работал в городской, но такого оборудования, как здесь, там не было.
Плюс, наверное, подстегнуло ещё то, что действовала программа «Земский врач», по которой на переселение даётся миллион рублей. В наше время молодому человеку как заработать такую сумму сразу? К тому же, пусть это и служебное жильё, но нам сразу обещали дать квартиру. И мы оба сразу же, не сомневаясь, решились на переезд в Визингу. А первые ощущения? Хоть я и городской человек, но чтобы жить в сельской местности – этого никогда не боялся. Село, деревня – какое это имеет значение? Главное, чтобы душа лежала к работе, а если это будет, то сам человек, если ему понадобится, «будет украшать своё место». А если говорить по самой Республике Коми, то по природе – это самое шикарное место. Ведь что я видел в Казахстане? Кругом степи, песок, ковыль. А здесь вокруг бескрайний лес, речки, летом всё зеленеет – такого я с детства не видел, и это меня сразу же сильно впечатлило и привлекло. А морозы – они есть по России везде, и это никого не пугает. Ну и третье наше «за» — это достаточно привлекательная «по цене вопроса» зарплата.
- Вот мы опять и подошли к той теме, которая особо интересует наших читателей. Ведь до сих пор среди населения бытует мнение, что едут на север прежде всего за длинным рублём: что шабашники и вербованные раньше, что гастарбайтеры сегодня. А ваши заработки, извините, конечно, за любопытство, какие?
- Да, я в курсе о существовании такого мнения. Ну а что же касается лично меня, то моя зарплата здесь, конечно же, выше, чем в Куртамыше. Но не скажу, чтобы такая, что как гастарбайтер «нужно заколачивать деньги и сразу же уезжать». Да и цели у меня такой нет: я не цыган, да и табор за собой не вижу. Я именно сторонник оседлости, по мне лучше, если не трогаться никуда дальше.
- Интересен новый, незашоренный взгляд со стороны на общую организацию работы в Сысольской ЦРБ. Наблюдаются ли какие-то отличия в том, что вы видели там и здесь?
- Каких-то принципиальных различий не вижу. Но опять же подчеркну тот «плюс», что для нас, хирургов, здесь более высокая насыщенность медтехникой, причём современной и высококлассной. Да и диагностическая аппаратура здесь тоже на уровне. А это всё вкупе даёт возможность выполнять более широкий диапазон операций, иной раз даже из категории сложных, а также каких-то других лечебных процедур. Вы знаете, что хирургия сегодня не стоит на месте, стремительно развивается малоинвазивная хирургия, где разрезы заменяют проколами, работают при этом посредством аппаратов.
И меня даже это удивило, что здесь это всё есть и можно использовать в своей повседневной практике. Так что для села эта больница, по моему мнению, просто шикарная! Вот вы знаете, что в связи с выполнением программы развития травмцентров второго уровня (поскольку стоим на федералке), в прошлом году нас снабдили инструментарием «от и до»: у нас сейчас практически новая операционная (заменили операционный стол, есть бестеневые лампы, оборудование для нейрохирургии, травматологии и остеосинтеза, экстренного и планового, аппараты Илизарова, пришла лапароскопическая стойка для выполнения эндоскопических операций, есть наборы на грудную и кардиохирургию).
- Какие же конкретно виды операций вам на такой чудо-технике удалось выполнить?
- Увы, но сильно сегодня не разгонишься, нужно иметь лицензии, сертификаты на всякие виды деятельности. А по общей хирургии мы со своим коллегой И.М. Нурутдиновым тоже развиваемся: начали проводить операции в рамках технологии малоинвазивной хирургии, эндоскопические операции (удаление желчного пузыря), какие-то диагностические лапароскопические операции. Также мы начали заниматься и сосудистой хирургией при лечении варикозного расширения вен нижних конечностей. Выполняем и проктологические операции при лечении геморроя. Есть удачный опыт и по кожной пластике при лечении трофической язвы на голени.
- Это всё вы самостоятельно осваиваете или получаете знания и умения на курсах?
- И так, и так. В начале 2013 года три недели я был в республиканской больнице, смотрел, как делают лапараскопические операции. Приехал, начал пробовать. В 2015 году перенимал опыт в Кирове. И так постоянно.
- С какими недугами чаще всего обращаются жители Сысолы к хирургу?
- К сожалению, какой-то документальной статистики я не делал. Но позволю себе сказать: всего хватает. Причём год на год не приходится: к примеру, 2015 год был сложным по сосудистой патологии нижних конечностей. Фиксировались очень сложные случаи тромбозов, были декомпенсированные больные с вовлечением восходящих тромбозов. В какой-то год бывает велик травматизм, это, кстати, связано с тем, что мы стоим возле федеральной трассы. Это обстоятельство даёт большинство случаев именно тяжёлых сочетанных травм, когда одновременно диагностируются скелетные травмы, черепно-мозговая и травма живота.
- Воочию видел, что завотделением хирургии практически не покидает территорию ЦРБ.
- Нагрузка, конечно, есть: тут не смотришь, будни это или праздники, ночь на дворе или день. Нужна помощь – ты обязан её оказать, и как можно более квалифицированную. Тут, может, это будет и звучать банально, но ведь нет ничего на свете более ценного, чем жизнь и здоровье человека. Понятно, что спустя рукава уже поработать не получится.
Выбирая ту или иную профессию, ты уже предполагаешь, на что идёшь. Ещё более возрастают нагрузки, конечно, когда коллега уходит в отпуск или едет на учёбу. Вообще, по моему мнению, есть некоторая недоработка в штатном расписании на уровне районных больниц, потому что, как у меня, обслуживать 18 коек стационара, проводить лечение, участвовать в перевязках, проводить экстренные и плановые операции да ещё принимать амбулаторных больных – это не всегда всё в полной мере удаётся. Не знаю, многие, наверное, бывает и обижаются, что не я сам участвую в лечении всех обратившихся ко мне за помощью, а перенаправляю на приём к Ибрагиму Магомедовичу. Но прошу всё же понять, что времени на всех у меня действительно не хватает. Правда, в этом плане всё же ожидаются перемены: к осени ждём прибытия молодого дипломированного травматолога, и часть нашей общей нагрузки будет передана ему. Может, тогда станет легче с очередями.
- А вот такой, немного провокационный, вопрос: не все пациенты белые и пушистые, есть и люди не сдержанные в плане общения себе подобными. Нет ли у вас какого-то чувства психологического дискомфорта при вашей такой публичной деятельности?
- Нет, никакого. Я сам человек спокойный по натуре, коммуникабельный, толерантный и стараюсь выслушать всех, независимо от, как говорится, расы, пола и вероисповедания. И бабулечки с дефектами слуха и дикции у меня бывают на приёме, и с какой-то долей амбициозности люди. Всякое бывает, но отношение у меня ко всем одинаковое.
- Ну и пришло время для блока вопросов из личной жизни. И для начала самый животрепещущий: не собирается ли самый востребованный доктор покинуть по окончании контракта такое село, как Визинга?
- Вы знаете, вы не первый, кто этот вопрос задаёт: пациенты уже не раз прямо в глаза об этом спрашивали. Им, как и вам, и вашим читателям, отвечу однозначно: нет, ни в коем случае, это исключено. Зачем мне уезжать оттуда, где мне удобно и комфортно? А потом, я себе здесь построил дом: прожив год в служебной квартире, мы с женой решили обосноваться здесь капитально, встать здесь, так сказать, на ноги. Дом у нас обычный, деревянный 6 на 9 метров. Есть центральное водоснабжение. Отопление комбинированное: электричество плюс камин. Связано это с работой, топить отдельно печки, бывает, некогда. Да, держим мы и живность: супруга Ольга Юрьевна родилась и выросла в деревне, ей это всё не в новинку, что-то есть такое у неё в крови. Да и сам я не прочь в земле поковыряться, чтобы там что-то росло, здесь кудахтало. Жить на земле и не пользоваться её дарами – это просто грешно. Понимаете? Построили мы хозпостройки, где держим курочек, гусей и овечек. Кстати, у гусей в прошлом году мы получили потомство.
- О нынешней супруге, Ольге Юрьевне, мы уже упомянули.
- Да, получается так, что живём мы вместе и в одной ЦРБ работаем. В семье у нас пока ещё дочь у супруги от первого брака. Но ожидаем, что семья очень скоро пополнится ещё одной дочкой. Да и мой сын от первого брака живёт пока в Казахстане, но в планах у меня всё же перевезти его сюда. Впрочем, как и своих родителей тоже: в поездках к ним всегда рассказываю, какие здесь места хорошие, люди живут замечательные. Вроде бы убедил, но у них своё дело, и пока они решили повременить.
- Что мы всё о работе да о семье? А вы сами как предпочитаете отдыхать? Рыбалка, охота?
- Скорее немного рыбалка. А так с удовольствием просто выезжаем на природу, дышим свежим воздухом. Полезно, знаете ли!
- Что бы вы хотели пожелать своим пациентам, знакомым или коллегам?
- Да, о коллективе. С первого дня он меня замечательно принял: что в отделении, что в поликлинике, да в ЦРБ в целом. Что непосредственно по работе, так все медицинские работники работают с душой, стараются помочь больному не за страх, а за совесть. Так что отдельно выделять никого и не получится, да и не надо. И отношения с руководством у меня тоже сложились так, что не жалуюсь.
А пожелать им всем, а также пациентам, хочется в первую очередь здоровья, чтобы мы все встречались не для того, чтобы или лечить, или же рассказать о своих болячках, а просто как добрые знакомые или, может быть, даже как друзья!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

346