Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

11.05.2017 08:54 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 06.05.2017 г.

Цель была одна - победа!

Автор: Т. Сажина.

Нам посчастливилось жить в тот период, когда война уже ушла в историю, но очевидцы тех событий до сих пор живут среди нас. Прошло много лет, но их воспоминания по-прежнему свежи, как будто всё было вчера... 
Героиня нашего повествования Пелагея Николаевна Шадрина скоро будет отмечать свой 95-летний юбилей. Она прошла славный трудовой путь. На своих плечах вынесла бремя тяжелых военных лет и послевоенного восстановительного периода. На ее женскую долю выпало немало испытаний. Своим героическим трудом она внесла свой вклад в Победу.

Родилась Пелагея Николаевна 27 мая 1922 года в д. Заречной с. Куратово в многодетной крестьянской семье. Жили небогато. Изба была небольшая, а жили дружно. И дома всегда были чистота и порядок. 

Из воспоминаний П.Н. Шадриной: «Родители поженились задолго до моего рождения. Родились дети — четверо, двое из них умерли ещё в детстве. Отца забрали в армию, потом ещё два раза забирали на войну. 14 лет не было его в родных местах. Он помнил революцию 1917 года, был свидетелем смены власти, воевал, три года из них был в плену. Мама утратила уже веру в его возвращение. Тяжело им жилось в деревне.
Потом мать часто вспоминала день возвращения отца домой. Был поздний вечер. Она на утро затеяла испечь хлеб, тесто мяла у лучины, дети спали. И вдруг кто-то заходит, от испуга мать подумала, что сам лешак в дом вошёл, не помня себя, выбежала в чём была к соседям. Вернулась с ними. Сосед и говорит: «Так это же Миколай вернулся». А он, действительно, страшный был, в рваных одеждах, обросший весь, сгорбленный, как старик.
Постепенно жизнь стала налаживаться. Родились ещё дети: четыре дочери и сын. Только отец всегда сильно болел, поэтому и рано умер. Сейчас мы сестрой Марьей только остались. Она в Заозерье живёт. Друг друга поддерживаем, созваниваемся».
С раннего возраста дети были приучены к труду. До десяти лет Пелагея Николаевна жила дома, нянчилась целыми днями с младшими и племянниками, а взрослые на сенокос уходили или на другие работы.
Только в 10 лет Пелагея пошла в школу. В 1939 году закончила семилетку, училась очень хорошо, старалась, хотя бывало, что когда по дому было много работы, так и в школу не ходили. Одежду носили самотканую, платок да фуфайка – вот и все наряды.
В период коллективизации родители вступили в колхоз, всю живность из дома отдали в общее хозяйство, даже телегу пришлось отдать на благо государства. Всё трудоспособное население от мала до велика было привлечено к труду в колхозе.
Поле окончания школы Пелагею Николаевну устроили на работу в ясли на летний период. Кормить детей было особо нечем, что дадут из колхоза, то и варили малышам. Бывало, и мясо на суп давали, и молоко на кашу. Два лета она проработала заведующей яслями.
Вскоре началась Великая Отечественная война. В 1941 году направили её работать на сортовую на лесозаготовки. Девушки на лошадях вывозили лес, работали сучкорубами, очищали делянки от веток, а летом их ждала работа в поле.
Потом была работа в колхозе «Коми». Только лошадей здесь держали до ста голов, трудились пять бригад. С началом войны руководство колхоза призвали на фронт, а оставили вместо бригадира дряхлого старика. На одном из заседаний решено было отозвать с лесозаготовок Пелагею Николаевну, как человека грамотного, на ответственную работу счетоводом. Молодой девушке ничего не оставалось, как принять дела: журналы учёта и связку ключей от шкафа. Тогда П.Н. Шадрина и подумать не могла, что именно с этой работой будет связана вся её последующая трудовая биография.
План по сдаче продукции в колхозе был запредельный. А работать было совсем некому. В первый же год войны многие семьи получили похоронки, жили голодно, сил на всё не хватало. В 1941 году сена заготовили мало, а скота в колхозе и самих семьях было много. Убой не разрешали, начался падёж скота.
Давили население поставками зерна, яиц, мяса, хлеба. В с. Пустошь вели приём продукции. Не раз самой Пелагее приходилось возить сдавать продукты. За всеми поставками следили уполномоченные от райкома. А кто высказывался против, сажали в тюрьму за саботаж, так случилось и с председателем колхоза. И осталась П.Н. Шадрина и за председателя, и за бригадира, и за счетовода. Но надо было вникать в дела, наряды распределять и ждать назначения нового бригадира. Нелегко пришлось, даже бумаги в конторе не было, писать не на чём было. Но люди поддерживали, помогали, с уважением к ней относились. Позже в колхоз председателем направили комиссованного солдата с фронта. Но и он долго работать не смог, сказывались на здоровье полученные ранения.
Пелагею Николаевну на фронт не взяли. Хотя военный всеобуч закончила: на лыжах хорошо бегала, из ружья мелкокалиберного метко стреляла, к строевой была обучена. Но надо было работать в колхозе. В весенне-осенний период Пелагея Николаевна дома почти не бывала, рабочий день увеличили, колхозники жили на полевом стане. Работали без выходных и отпусков практически все четыре года.
В ходе войны перед тружениками всей страны встали новые задачи, требовавшие дополнительных усилий от всех. В далеком тылу был свой фронт, и здесь шли бои — бои за хлеб, и здесь умирали от голода и непосильной работы. Колхозники участвовали в различных формах патриотического движения. Проводились соревнования. Соревновались все: и колхозы, и бригады, и механизаторы, подписывались на военные займы и денежно-вещевую лотерею, отправляли теплые вещи и подарки на фронт.
Была строгая дисциплина во всём. Если план не выполнишь, останешься без трудодней, а выполнишь — поощрят куском хлеба, но это бывало редко, все излишки государству сдавали.
Хоть голодно жили, но суда боялись. Вот случай был. В один год в войну хлеб на диво хорошо уродился, зерно намололи, план выполнили и решили излишки по семьям раздать в деревне в счёт аванса. Так про то в райцентре прознали, ночью приехали проверяющие, общее собрание в деревне собрали, агитировали, что всё надо на фронт отправлять. Люди побоялись спорить, зерно вернули. Обидно было только, что детишек нечем кормить.
Пелагея Николаевна, вспоминая со слезами на глазах, удивляется, как народ выжил в такое лихолетье, собрав всю свою волю и силу в кулак. Все было брошено для достижения цели — победить, закончить кровопролитную войну.
О мае 1945 года в нашей стране знает каждый. Это была великая победа, победа, которую помнили и помнят сейчас, и, хочется верить, что будут помнить, пока живет человечество.
Много ещё событий происходило в жизни Пелагеи Николаевны после войны. Это и начало новой жизни, пусть и голодной, но мирной, и объединение колхозов в единый совхоз «Куратовский», тогда-то и назначили её кассиром. В этой должности П.Н. Шадрина проработала до самой пенсии. Все эти годы она вела активную общественную жизнь: была депутатом сельского совета, заседателем в суде, уполномоченным по займу. И дома всё у неё спорилось. Радовал своими успехами сын Юрий. Он хорошо учился в школе, потом закончил мединститут в Архангельске, стал уважаемым человеком, много лет проработал врачом в Сысольской ЦРБ, до сих пор к нему домой приходят люди за советом и помощью.
Уже в мирное время Пелагея Николаевна связала свою судьбу с вдовцом Василием Ивановичем Пунеговым, а его маленькая дочь Маша стала родным человеком. Душа в душу жили они одной семьёй. Как вспоминает Ю.В. Шадрин, хорошим был человеком отчим, справедливым. Да и Мария в с. Куратово уважаемый человек.
Будучи уже на пенсии, Пелагея Николаевна жила с матерью Августой Егоровной, ухаживала за ней, не оставляла до последнего. Умерла мать в возрасте 97 лет.
Сейчас Пелагея Николаевна живёт с сыном в Визинге. На жизнь не жалуется, только вот здоровье подводит, зрение ослабло. Но она не унывает, всегда в курсе всех событий в мире и семье, всё её интересует и волнует. Навещают П.Н. Шадрину внуки, обязательно приезжают с правнуками.
Пелагея Николаевна за свой многолетний и добросовестный труд награждена многочисленными наградами, имеет множество юбилейных медалей.
Ратует ветеран лишь за одно, чтобы у брата Дмитрия, прошагавшего всю войну, человека военного, получившего ранения на войне, на могиле помогли памятник установить — крест деревянный прохудился. Во все инстанции она обращалась, а получила в ответ, что по закону не положено, так как умер он в 1970 году.
«А главное-то уже в нашей жизни что? Это чтобы о нас не забывали, память сохранили о великом подвиге народа, берегли историю. А на деле-то вон оно как...», — отмечает П.Н. Шадрина.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

49