Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

27.12.2013 15:05 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 153 от 26.12.2013 г.

Мечта длиною в жизнь

Мария Кошель (Начапкина)
Эта удивительная история началась в далёком 1957 году.


В лесной посёлок Нижний Бортом, который находился между поселками Бортомбаза и Заозерье, приехала семья Начапкиных. У супругов было двое детей, две девочки – пятилетняя Маша и трехлетняя Люба. Не от хорошей жизни приехали Зоя и Степан Начапкины в такую даль из тёплой Украины. Надеясь на то, что жизнь здесь наладится и удастся устроиться на хорошую работу с неплохим заработком, Начапкины начали осваиваться на новом месте.
Спустя годы уже повзрослевшая Мария вспоминает, что в посёлок семья добралась по реке. В Нижнем Бортоме тогда были пекарня, детский сад, магазин. Дом, где поселились новоселы, был рассчитан на четыре семьи, в их квартире была одна комната, разделенная одеялом на две части. Мама привезла с собой из Украины различную вышивку, красивые салфеточки, как умела налаживала уют на новом месте. Шло время. Первая, самая трудная, зима на Севере была позади, казалось, что наконец-то с наступлением теплых дней мытарства закончились.
Но самое страшное и нелепое произошло летом. Грибы пошли рано, и не зная, какие из них съедобные, Зоя насобирала и нажарила ядовитых. Вся семья отравилась.
Мария помнит, как их везли в больницу в Бортомбазу на тракторе. Больше всего врачи боялись за маленькую Любу, которой было очень плохо. Мама умоляла врачей спасти дочку: Любу откачали, а ее нет. До сих пор повзрослевшая дочь помнит глаза своей умирающей мамы, которая напоследок ей прошептала: «Береги сестру».
Степан Начапкин после похорон жены отвёз дочерей на Украину к бабушке — матери жены, а сам уехал. Мария помнит, как горевала бабушка и таяла на глазах, через год ее не стало. Маленькую Любу забрала к себе одна из бездетных семей, а Маша осталась жить с тётей.
Тяжело было девочке, не раз приходилось спать в сарае с коровами, она часто плакала и вспоминала маму. Но на тётю Мария не держит обиды, время было тогда сложное, и непросто было поднимать на ноги чужого ребенка.
Шли годы, Мария повзрослела, вышла замуж. Но отец так и не появился в жизни своих дочерей.
Из Украины семья Кошель (новая фамилия Марии) переехала в г. Нижневартовск, где живет уже больше 25 лет. У Марии Степановны уже взрослые дочь и сын.
Женщине много лет не давали покоя мысли о маме, ее могиле, очень хотелось побывать на ней. Она не знала, в каком населенном пункте они жили на Севере.
Осенью 2012 года скоропостижно скончался супруг Марии Степановны. Много лет проработавшая в Сбербанке, она вышла на пенсию. Свободного времени стало намного больше. Дети давно предлагали ей заняться изучением компьютера, интернета, но вначале не было желания, да и внуки, домашние хлопоты наполняли её жизнь.
На Новый 2013 год дети подарили маме ноутбук. И тут, через несколько дней, ей позвонил брат отца и сказал, что посёлок на Севере, где похоронили маму Марии Степановны, назывался Нижний Бортом. Целую ночь сидела Мария в интернете, искала людей из Республики Коми, спрашивала про посёлок. Так она узнала, что Нижний Бортом был в Сысольском районе, но сейчас его уже нет. Ей очень помогла в поисках Елена Тачоная из Визинги. Большую благодарность Мария Степановна выражает также батюшке Владимиру и работникам загса.
В социальной сети «Одноклассники» Мария вышла также и на меня, так началось наше с ней знакомство, ежедневная переписка.
Мария Степановна очень волновалась, ее интересовало все. Я по ее просьбе спрашивала жителей посёлка про случай с отравлением, многие слышали о нем от знакомых, пожилых людей. Позвонила из Германии Анна Захаровна Бознак, она рассказала, что со Степаном Начапкиным работала вместе в лесу, помнит красавицу Зою и, конечно, знает про произошедший трагический случай.
Марию интересовал день смерти матери, ей хотелось приехать именно на годовщину, поэтому она обратилась с просьбой к главе сельского поселения «Гагшор» А.В. Сямтомовой. Анжелика Валентиновна буквально через пару дней сообщила архивные данные о том, что Зоя Ивановна Начапкина умерла от отравления грибами 4 июня 1958 года.
Была ещё интересная деталь, которая шокировала Марию Степановну. В паспорте имя ее мамы было обозначено как Агафья, а по свидетельству о браке — Зоя. Оказалось, что Степан Начапкин был милиционером, а церковные имена не разрешали регистрировать даже в загсе. И тут Мария вспомнила, как бабушка ей часто говорила, как она похожа на Агафьюшку. Теперь всё встало на свои места.
Мария Степановна, узнав дату смерти матери, сразу стала готовиться к приезду в Коми. Она сообщала мне, что не может спать ночами, спрашивала — что и как, неоднократно мы разговаривали с ней по телефону. Было решено, что Маша с родными остановятся у меня. Длинный путь из Нижневартовска решили преодолеть на машине. С Машей выехали дочь с зятем и сын.
Выехали они 30 мая утром, а 1 июня вечером были уже у нас. Я вышла на дорогу встречать гостей, но как только они подъехали, обнялись, сразу стали проситься на кладбище. Я отговаривала, просила отдохнуть, но они стояли на своем.
Что было на кладбище — без слёз не вспомнишь. Могилку мы нашли, хотя никому не верилось в это.
Назавтра была поездка в Сыктывкар, где купили памятник, сделали фотографию.
Меня просто умиляло отношение Машиных детей к ней. Они слушали каждое её слово, советовались по каждому вопросу. То, что дети боготворят свою маму, чувствовалось в каждом поступке на протяжении трех дней, пока я общалась с ними. Конечно, съездили в Нижний Бортом, где уже не осталось ни одного дома, а также пригласили батюшку освятить могилку матери.
Мария сказала, что к ней наконец-то пришло спокойствие, которого так не хватало в последнее время. Собрали в поселке поминки, людей было немного, но с Машей успели познакомиться и мои подруги, и глава поселения.
До сих пор мы общаемся с Марией Степановной по интернету. Я надеюсь, что она ещё приедет сюда проведать могилку своей мамы. Единственное, о чем жалеет Мария, это то, что не удалось встретить хотя бы одного человека, который знал её родителей, маму. Мы ездили в п. Первомайский, надеялись на встречу с Лидией Ермаковой, но не вышло.
Поэтому большая просьба ко всем, кто знает об этой истории, напишите мне или Марии Кошель (Начапкиной) из Нижневартовска в «Одноклассниках».
***
Отец Маши умер в 56 лет в г. Шадринске Челябинской области, так и не повидав своих дочерей. Судьба его была трагичной. Родом из Курганской области, он работал до 1957 года в органах на Украине. Чтобы навредить ему, им в дом подбросили зерно. Из-за этого он девять месяцев находился под следствием. Поэтому после снятия обвинений семья решила поменять место жительства и выехала на Север.
Мария не держит зла на своего отца, она помнит, как рыдал Степан над могилой своей любимой жены, просто выл и рычал, как медведь. Видно, боль долго не отпускала его, поэтому и рано ушёл из жизни. Мария переживает, что не приехал к ней отец, когда нуждался в помощи, ведь она могла дать ему приют.
После того, как Мария Степановна с детьми побывала у нас, она поехала в г. Шадринск, но, к сожалению, могилу отца не нашла. Видимо, некому было ходить его навещать, ухаживать за могилой.
Г. Горчакова,
п. Бортом.

От редакции.
С сестрой Любой Мария Степановна встретилась через 30 лет после разлуки. В социальных сетях она написала нам в редакцию: «Моя мечта сбылась, я нашла сестру, могилку мамы. Только жаль, что мечта длиною в жизнь оказалась такой тернистой. Теперь у меня есть поминальные даты. Это для меня большая награда за мой труд».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

55