Меню
12+

«Маяк Сысолы». Общественно-политическая газета Сысольского района Республики Коми

23.12.2014 15:02 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 145-146 от 11.12.2014 г.

Торпыриг (осколки)

Автор: Алексей Голосов

Василий Федосеевич Морозов с внуками.

Визингский мост

Однажды подумалось: прошло пятьдесят лет, как в районе Визинги была поднята и утрамбована насыпь будущей кировской трассы. И столько же лет прошло с того врем

ени, когда был построен мост на этой трассе – через реку Большую Визингу.
При строительстве моста погиб мой близкий родственник Альберт Петрович Майбуров.
Алик родился за год до войны в семье бравого матроса-краснофлотца Петра Майбурова из визингской деревни Ултас (Луч) и вотчинской красавицы Лизы Кузьбожевой. Петр Иванович после срочной службы овладел всеми премудростями шоферской профессии и любил покатать жену и сына-младенца на служебной легковушке.
Через два с половиной года он, морской пехотинец Северного флота, получит ранение под Сталинградом. После излечения в госпитале и недолгого безделья в запасном полку Петра Ивановича направят в автобат. До взятия Кенигсберга он будет возить на полуторке боеприпасы и продовольствие по рокадам. «Погоняет» и по гладким немецким автобанам. Он переживет бомбежки и артобстрелы, избежит мин-ловушек и вернется в Визингу живым и здоровым. В их семье родятся еще два сына – Николай и Иван. А вот первенца потеряют.
В 19 лет Алика призвали в армию – на целых три года. Попал в ракетную часть, стоявшую под Новосибирском. Однажды летним вечером он стоял на посту у воинского склада с автоматом АК-47 в руках. В ближайших кустах послышался треск. В строгом соответствии с уставом, рядовой Майбуров предпринял все меры к тому, чтобы остановить рвущегося к складу неизвестного. Не получив ответа даже на предупредительный выстрел, открыл огонь на поражение.
Пули кучно попали в заблудившуюся корову. За добросовестное исполнение обязанностей часовому Альберту Майбурову командир части предоставил краткосрочный отпуск домой.
Трагедия произошла 21 октября 1964 года. Алик работал в бригаде мостостроителей. Сейчас трудно объяснить, почему с большой высоты упала бетономешалка. Однако на траектории ее падения оказался Алик. Железная громадина смяла его грудную клетку…
Живым я его не запомнил. Помню лишь, как он лежал в гробу в неношеном костюме. У Алика нашлась беременная подруга, которая вскоре уехала из Визинги. Родилась девочка Инна. Подростком она несколько раз навещала визингских родных, потом словно забыла о них.
Петр Иванович, которого я звал дядей Петей, тяжело переживал гибель сына. Редко выпускал из рук зажженную папиросу. Дядя Петя умер в октябре 1975 года в возрасте 62 лет…

Тринадцать месяцев на передовой
14 декабря будет десять лет со дня кончины Павла Егоровича Першина – уроженца визингской деревни Кычаныб, ветерана Великой Отечественной войны, судьи Верховного суда Республики Коми в отставке.
Он родился в 1922 году. В 1939 году окончил Визингскую среднюю школу. Павлу легко давалась математика. Получив аттестат, уехал в Сыктывкар, где поступил на учительские курсы. Там юноша основательно обновил знания по математике и в октябре 1940 года стал преподавать ее ученикам Савиноборской неполной средней школы. Вдобавок прививал им физкультурные навыки.
Савинобор – это деревня на Печоре. До войны входила в состав Троицко-Печорского района Коми АССР. В июле 1941 года райвоенкомат призвал девятнадцатилетнего Павла Першина в Красную армию. Невысокого роста, крепко сбитого парня зачислили в саперы. До октября он служил в Вологде, а затем был направлен в Архангельск – в Борисовское военно-инженерное училище.
Потребность в саперах на передовой была большой. Через год, в октябре 1942-го, обучившийся по ускоренной программе младший лейтенант Першин стал командовать саперным взводом на Закавказском фронте. Вместе с подчиненными ставил мины на танкоопасных направлениях, строил минные заграждения для поражения немецкой пехоты и делал проходы во вражеских минных полях перед наступлением красноармейцев. Он прослужил на передовой тринадцать месяцев. В ноябре 1943 года, когда воевал в составе первого Прибалтийского фронта, Павел Егорович попал под артобстрел противника. Осколок немецкого снаряда изуродовал левую руку лейтенанта Першина, повредив кисть и локоть. Жить с таким ранением было можно, воевать — противопоказано.
За участие в боевых действиях Павел Егорович был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Награды «догнали» его после Победы.
Павел больше полугода лечился в эвакогоспитале в городе Иванове, а потом был комиссован и вернулся домой, в Визингу. Возглавлял Сысольский райсовет ОСОАВИАХИМ, работал уполномоченным Управления промкооперации Коми АССР по Сысольскому району. В августе 1946 года 24-летний фронтовик поступил в Ленинградскую юридическую школу. Спустя два года он вернулся в Коми АССР квалифицированным юристом.
22 года Павел Егорович трудился народным судьей в Усть-Куломе, Выльгорте, Сыктывкаре. В середине шестидесятых годов, поработав недолго председателем Сыктывкарского городского народного суда, стал членом Верховного суда Коми АССР. В конце 1960-х годов его перевели в Ухту, где располагалась постоянная сессия Верховного суда. Там Павел Егорович познакомился с городским прокурором Николаем Ильичом Томовым. Когда в самом конце 1970 года Томову предложили возглавить вновь образованное Министерство юстиции Коми АССР, Николай Ильич вспомнил судью Першина и уговорил Павла Егоровича перейти в министерство на должность заместителя министра. С апреля 1971 года П. Першин работал в Минюсте. Более одиннадцати лет занимался организацией работы районных и городских судов республики.
Павел Егорович был счастливо женат. 55 лет прожил с супругой Анной Васильевной. Жена также была из Визинги, из большого рода Холоповых. Как и муж, Анна Васильевна прошла войну (была санинструктором), окончив ее в Берлине. У супругов выросли три дочери.
Анна Васильевна ушла из жизни в апреле 2004 года, когда ей было за 80. Потеряв любимую, Павел Егорович перестал сопротивляться болезням…
Я упоминал Павла Егоровича в зарисовке о его отце Егоре Илларионовиче («Поездка в Новониколаевск»). В ней были допущены неточности. В семье Егора Илларионовича и Клавдии Степановны Першиных выросли три дочери и три сына, а не четверо детей. И родовое прозвище было Китко, а не Титко. Однако благодаря этим неточностям я обрел в Визинге троюродную сестру — Альбину Васильевну, а также сестер в Сыктывкаре — Галину Павловну и Валентину Павловну. Их бабушка Клавдия Степановна была старшей сестрой моего деда Егора Степановича Голосова.

Чувство благодарности
16 декабря исполнится 120 лет со дня рождения уроженца визингской деревни Гуран, участника Первой мировой и Гражданской войн, кузнеца колхоза «Луч» Василия Федосеевича Морозова.
Эта деревенька в несколько дворов до сих пор стоит на правом берегу ручья Лята-шор в полукилометре от улицы Победы. Только родовой избы, в которой вырос Василий Федосеевич, больше нет – сгорела. На ее месте поднял дом из бруса его внук Алексей Михайлович Морозов.
На Первую мировую, которую сто лет назад называли Великой войной, Василия Федосеевича взяли осенью 1914 года. Только семь лет спустя он вернулся домой. Великая война плавно перешла в Гражданскую, в которой бравый кавалерист Морозов поддержал «красных».
Земли у него было мало. На пропитание Василий Федосеевич стал зарабатывать трудом кузнеца. Изготавливал инвентарь из железа крестьянам-единоличникам, а на рубеже двадцатых-тридцатых годов прошлого века записался в колхоз «Луч».
В колхозной кузнице горн раздували вручную. Помогал Василию Федосеевичу Иван Михайлович Зельверт (по-деревенски – Поляк Иван). Они были незаменимыми работниками. Без них не «шевелилась» никакая колхозная техника.
У Василия Федосеевича в жизни спорилось все. Он был удачливым охотником и рыбаком. Зверя мог гнать многие километры.
Все ладилось и в семье. С женой Евдокией Александровной прожил более пятидесяти лет. Супруги вырастили пятерых детей – Егора, Нину, Михаила, Владимира и Юлию. Родившийся в 1936 году Владимир стал очень известным человеком – прокурором Коми АССР и первым председателем Арбитражного суда Республики Коми.
Пять лет назад я написал очерк о Владимире Васильевиче Морозове для корпоративного журнала «Правосудие». Тогда же впервые рассказал о его отце. Однако точных дат жизни и смерти Василия Федосеевича не знал. Теперь знаю – летом проведал его могилу. Не была опубликована и его фотография. Потому что лишь полгода назад у меня появилась возможность отсканировать снимок старого кавалериста в окружении внуков. Снимок предоставил внук Алексей.
Могила Василия Федосеевича в самом центре старого визингского кладбища. Он не дожил полтора месяца до своего 79-летия. Рядом лежат жена Евдокия Александровна (1900-1979) и старший сын Егор Васильевич, фронтовик, лейтенант Красной армии. Он прожил совсем мало – 55 лет. Лишь 58 лет отвела судьба Владимиру Васильевичу. 11 сентября 2014 года исполнилось 20 лет со дня его смерти.
Коллега Владимира Васильевича Людмила Юрьевна Юркина как-то рассказала мне об одном случае, произошедшем в начале девяностых годов. Судьи Арбитражного суда РК в февральский день на легковой автомашине возвращались из служебной командировки. Когда проезжали Визингу, председатель суда попросил водителя остановиться возле кладбища. Затем буквально пропахал высокие сугробы, чтобы навестить могилы самых близких людей. Его поступок не был показным. У человека либо есть чувство благодарности родным и близким, либо оно отсутствует.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

208